Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ФЛЮГОВА А. С.
Сотрудник Научно-исследовательского центра Новгородского государственного университета, соискатель кафедры социологии

Ресурсы здоровья учащейся молодежи: социологический анализ

Состояние здоровья молодежной популяции представляет собой компонент оценки потенциала общественного здоровья и одновременно одну из объективных характеристик социально-экономического развития регионального сообщества. Совершенно обоснованным является то, что политическое руководство России, после многолетнего забвения данной проблемы, придает сегодня приоритетное значение проблеме формирования здорового образа жизни молодежи. В статье-обращении Д.А. Медведева «Россия, вперед!» есть констатация применительно к обозначенной выше проблеме: «Все социальные системы функционируют. Только этого недостаточно. Ведь они лишь воспроизводят текущую модель, но не развивают ее. Не изменяют сложившийся уклад жизни. Сохраняют пагубные привычки» [1]. Если все системы функционируют, а результат не устраивает никого (кроме производителей алкоголя, табака и поп-индустрии), то требуется системный анализ ситуации. Эта проблема не должна игнорироваться в социально-экономической и регионоведческой проблематике.

В современных оценках факторов и перспектив социально-экономического развития, применительно к региональным сообществам, все еще недооценивается или игнорируется роль потенциала общественного здоровья, его динамики и детерминант. Однако именно этот потенциал объективно предопределяет не только общественные (в том числе экономические) издержки в сфере здоровья и общую продолжительность активной трудовой жизни, но также индивидуальную способность к занятию определенных позиций в сфере занятости, каналы образовательной миграции и социально-профессиональных перемещений. В свою очередь, как установлено в специальных исследованиях, динамика этого потенциала имеет социальную обусловленность [2], и в комплексе этой обусловленности заслуживают научно-практического внимания социальные механизмы социализации населения в сфере здоровья, реальное ценностное отношение к здоровью, структура здоровьеукрепляющей деятельности и доступности ее ресурсов, качество медицинской помощи и др.

Социально-научный анализ состояния молодежного здоровья, входя в предметную область социологии молодежи и социологии общественного здоровья, являлся одной из задач регионального комплексного исследования и, в свою очередь, предполагал изучение показателей процесса социализации молодежи в сфере здоровья. Объективными показателями процесса социализации молодежи могут служить несколько индикаторов, анализируемых в рамках регионального мониторинга образа жизни учащейся молодежи, в том числе: структура молодежной популяции в плане трезвенности, ценностное отношение к здоровью, структура здоровьеукрепляющей деятельности молодежи региона.

Репрезентативный мониторинг, проводимый социологами НовГУ с применением средств стандартизированного опроса (общеобразовательные школы, профессиональные лицеи и колледжи, вузы региона), позволил в 2007 и 2009 гг. зафиксировать следующие общие характеристики социализации в сфере здоровья. Доля полных трезвенников составляет среди учащих 38%. В возрасте 15 лет трезвенники составляют уже менее половины. Табакокурение охватывает четверть всех учащихся старше 13 лет (треть юношей и четверть девушек), в профлицеях 69%, в колледжах - 43%. Опыт употребления наркотиков имеют 10-11% учащихся. Доля эпизодических потребителей (реже, чем раз в месяц) составляет 6%, систематических (раз в месяц и чаще) – около 2,5% и активных – еще около 1-2%. Эти доли различаются по территориям и по категориям молодежи [3].

Рассматривая сферу социализации по отдельным параметрам (видам зависимости от психоактивных веществ), следует обратить внимание на злоупотребление алкоголем. В 8-х классах школ трезвенники еще составляют две трети, к 9-му классу их доля сокращается вдвое, а к 20 годам - до 18%. Треть молодежи знакомится с алкоголем еще до 13 лет. Достать алкоголь – не сложно. В структуре молодежного алкоголя растет и уже конкурирует с пивом доля «клубных» напитков (коктейли, энергетики). Сами молодые люди недооценивают последствия привычки к алкоголю, но эти последствия весьма масштабны: ухудшение здоровья из-за алкоголя отметил каждый восьмой выпивающий, финансовые проблемы (долги, нехватка денег на питание) есть уже с 16 лет, а каждый четвертый выпивающий тратит на алкоголь все свои деньги. Каждый пятый выпивающий прогуливает занятия из-за алкоголя, а конфликты в семье из-за злоупотребления алкоголем бывают у каждого седьмого уже с 16 лет. Такие конфликты возникают у каждого четвертого в профлицеях и каждого пятого – в колледжах, что дает повод для выработки особых профилактических подходов для этих видов учреждений.

Говоря о противодействии процессу алкоголизации молодежи, приходится отметить, что более редким от года к году становится предупреждающее вмешательство медработников (значимо лишь для каждого десятого выпивающего), а конструктивная реакция товарищей по учебе на злоупотребление спиртными напитками оказывается значимой лишь для 5% выпивающих. Отношение родителей также не создает барьера против молодежной алкоголизации, оно неустойчиво или скорее безразлично. Среда взрослых сама заслуживает формирующего воздействия в местных сообществах и СМИ.

Треть учащихся региона знакома с табаком. Нерегулярно курят 7%, регулярно - около 20%, среди юношей их в полтора раза больше. За 2007-2009 гг. доля свободных от табака все-таки выросла на 5-6%. Каждый пятый курильщик начал курить в возрасте до 10 лет. В VIII классе регулярно курят 10%, резкий рост их доли приходится на возраст 15-16 лет, и в 17 лет она достигает 28%. Фактором курения оказывается состав семьи. В неполных семьях зависимость от табака на треть выше, чем в полных. В интернатах не курит лишь четверть. Велика доля курильщиков в профессиональных лицеях. Для них и для учреждений интернатного типа требуются особые программы. Есть сильная связь между курением и потреблением алкоголя. Чем крепче выпиваемый алкоголь и больше объем, тем активнее табакокурение.

В массиве учащихся старше 13 лет имеют опыт хотя бы разового потребления наркотиков 8,4%. От ответа уклонились 2,1%, что с большой вероятностью позволяет прибавить их к доле положительных ответов (10,5%). В областном центре опыт хотя бы разового наркопотребления свойствен 12%, а за его пределами – 9% учащихся. Разница данного показателя между юношами и девушками составляет 4 пункта (соответственно, 12,5% и 8,5%). Экстраполяция относительных показателей на молодежную субпопуляцию региона позволяет предположить, что расчетная численность учащихся с опытом хотя бы разового употребления наркотика составляет 13 тысяч (с учетом уклонившихся от ответа -17 тысяч). Из них 9 тысяч принимали наркотики эпизодически (в текущем году), а 4 тысячи - в месяц опроса. Почти ежедневно потребляют наркотики около 2 тысяч. Но эти величины - нижний порог оценочного количества наркопотребителей. В реальности их доля больше.

Возраст первой пробы наркотиков оказывается тесно связанным с возрастом первого употребления алкоголя (коэффициент ранговой корреляции Пирсона 0,94). Половина всех случаев первой пробы наркотика пришлась на возраст 14-16 лет, еще четверть – на возраст 17 лет. Наличие опыта в употреблении алкоголя стимулирует пробу наркотика и степень зависимости от наркотиков. Основой наркопотребления в регионе являются препараты конопли. Их систематически потребляют 1,5% учащихся (с учетом уклонившихся от ответа - около 3%), или три четверти наркозависимых. Систематически потребляют «клубные» наркотики (стимуляторы) 12% наркозависимых, но доля этого вида уменьшилась почти вдвое. Опиаты (героин) в преваленсе свойственны 5-6% наркозависимых. В сельских поселениях, по сравнению с урбанизированными, чаще в ходу галлюциногены (псилоцибиновые грибы) и препараты бытовой химии.

Сопутствующими социальными факторами наркозависимости учащейся молодежи оказываются тип образовательного учреждения, активность курения, место жительства и условия быта, наличие условий для активного досуга, оторванность от занятий спортом, физической культурой, тип поведение в сфере здоровья, активность употребления алкоголя и возраст его первого употребления, характер взаимоотношений учащихся с родителями.

Косвенным индикатором групп наркотического риска служит включенность молодых людей в компании, где происходит употребление наркотиков. В таких компаниях регулярно бывают 4% учащихся, иногда – еще 15%. Одна половина их участников имеет опыт наркопотребления, а вторая, вероятно, служит «социальной базой» расширения наркопотребления.

Другим косвенным индикатором служит информированность о локальном рынке наркотиков. Она указывает на долю тех, кто включены на доверительной основе в локальные социальные сети наркопотребителей, и ее уровень подтверждает расчетную оценку долей систематических и эпизодических наркопотребителей в массиве учащихся региона. Наибольшую информированность о состоянии местного рынка наркотиков выказывают учащиеся профессиональных лицеев.

Одним из сущностных индикаторов эффективности процессов социализации учащейся молодежи в сфере здоровья выступает преобладающее ценностное отношение к собственному здоровью. Как показывают специальные исследования, проведенные социологами НовГУ [4], такое отношение в целом остается недостаточно развитым. К сожалению, включенность учащейся молодежи в образовательные программы средней школы или вуза, содержащие дисциплины медицинского и естественнонаучного плана, не ведет к более зрелому ценностному отношению к собственному здоровью. Из этого следует, что содержание и методика преподавания и самостоятельной работы по таким дисциплинам не обеспечивает единства когнитивного, ценностного и поведенческого компонентов личности учащихся, а потому заслуживают пересмотра. Поскольку в школах и вузах страны действуют типовые учебные планы и единые стандарты образовательных дисциплин, можно предположить с большой долей уверенности, что выявленная ситуация в формировании ценностного отношения к здоровья характерна не только для Новгородского региона, но и для других регионов страны.

Наконец, важным показателем процессов социализации является и реальная структура здоровьеукрепляющей деятельности учащейся молодежи. Ее состояние также, по нашему мнению, дает повод для пересмотра стратегии данного направления государственной молодежной политике на уровне страны и региона, поскольку налицо низкие уровни включенности учащихся в подобные виды деятельности (около 13% школьников и 6% студентов), а также очевидно не полное использование имеющихся материально-технических, организационных и социально-информационных ресурсов.

Научно-практический анализ процессов социализации в сфере здоровья, проводимый в Новгородской области, позволяет сделать вывод о целесообразности разработки программы комплексного исследования, направленного на раскрытие взаимосвязи между параметрами социализации молодежи в сфере здоровья, с одной стороны, и параметрами самореализации молодежи в экономической сфере, общественно-политической и культурной жизни.



Библиография

1. Медведев Д.А. Россия, вперед! // «Российская газета». 10 сентября 2009 г.
2. Медик В.А., Осипов А.М. Университетское студенчество: образ жизни и здоровье. М.: Логос, 2003.
3. Наркотическая ситуация в Новгородской области (2007-2009 гг.). Отчет о НИР. Фонд Лаборатории социологии НовГУ.
4. Артамонова О.Е. Ценностное отношение к здоровью в среде учащейся молодежи // Вторые Ковалевские чтения. СПб: СПбГУ, 2007. С.560-564.


предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года