Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ДАВЫДОВСКИЙ Ф.Н.
Кандидат экономических наук, доцент, Институт бизнеса и права, Санкт-Петербург

Вертикальная интеграция и создание конкурентных рынков – альтернативы развития естественных монополий

Одной из основных проблем развития методологии реструктуризации естественных монополий является решение вопроса о том, действительно ли процесс создания конкурентных рынков сопряжен с обязательной ликвидацией вертикально интегрированных структур и насколько реальны опасения в отношении возможности использования вертикальной интеграции в качестве стратегии подавления конкуренции.

В настоящее время выдвигается множество аргументов за и против вертикальной интеграции в отраслях естественных монополий. Рассмотрим основную аргументацию против вертикальной интеграции и определим степень ее обоснованности сторонниками неолиберальных реформ, в представлении которых последняя означает:

1. Отказ от преимуществ разделения труда и, снижение производительности.

Обоснование данного аргумента, как правило, связано с тем, что потенциально издержки самостоятельного производства для фирмы могут оказаться выше, нежели цена, по которой данный товар можно было бы купить на рынке. Однако, такая возможность в большей мере присуща конкурентному рынку с его значительными рисками, связанными с конкуренцией и изменениями потребительского спроса, нежели вертикально интегрированным структурам, использующим соответствующие формы контроля за ценами и спросом. Кроме того, в настоящее время развитие концентрации и транснационализации капитала привело к монополизации рынков и отраслей мировой экономики, где господствующее положение заняли международные монополии. Рассматривая данное явление с позиции эффективности, американские экономисты К. Макконнелл и С. Брю, в частности, указывают на то, что в статической экономике, где эффект от масштабов производства равно доступен чисто конкурентным и монополистическим фирмам, чистая конкуренция будет лучше чистой монополии тем, что чистая конкуренция заставляет использовать наилучшую из известных технологию и распределяет ресурсы в соответствии с потребностями общества. Однако, когда эффект от масштабов производства, доступный монополисту, недостижим для небольших конкурирующих производителей или в динамической ситуации, в которой изменения в уровне технического прогресса должны быть учтены, неэффективность чистой монополии менее очевидна. Разумеется, сразу несколько фирм при незначительном эффекте масштаба могли бы спокойно существовать в виде стабильной олигополии вплоть до появления новых конкурентов. Однако, существует определенная трудность, создаваемая эффектом масштаба, связанная с тем, что в условиях чистой конкуренции, в соответствии с классическими представлениями, цены могли бы быть ниже, а количество предоставляемых услуг больше. Тогда, в отличие от монополии и олигополии, цены были бы равны предельным издержкам производства дополнительной единицы продукции. В соответствии с этим принято считать, что деятельность монополий и олигополий несет значительный вред для общества вследствие более высоких, чем эффективных цен и более низких, чем эффективных объемов производства. Тем не менее, по мнению американского исследователя Р. Познера, предполагаемый вред от монополий может и не возникнуть, потому что монополист в состоянии прибегнуть к ценовой дискриминации. Ценовая дискриминация имеет место в том случае, когда фирма устанавливает разные цены для различных потребителей в зависимости от их платежеспособности. Если бы у фирмы была возможность брать с потребителей ту цену, которую они готовы заплатить, то у потребителей было бы меньше денег, а у фирм – больше, но количество проданных товаров было бы таким же, как и в случае конкуренции, и, следовательно, эффективным.

С другой стороны, утверждение о том, что вертикальная интеграция означает отказ от преимуществ разделения труда не убедителен, прежде всего, с методологической точки зрения. Организационная структуризация является не причиной, а следствием развития взаимосвязанных процессов разделения труда, его специализации, кооперации и автоматизации. Например, организационная структура фирмы отражает способы, цели и методы функционирования организации и представляет собой определенный результат эволюционирования управленческого труда, а не наоборот. В результате этой эволюции создание и совершенствование машин потребовали специальных знаний в соответствующих отраслях и сферах науки и техники. Появляется группа инженерно-технических работников, обладающих именно такими знаниями и практической подготовкой. Их обособление в производственной деятельности предприятия затем привело к формированию специфических инженерных функций, например, исследовательских, что означало как сокращение затрат на непосредственное обслуживание машин, так и их рост в сфере проектирования, разработки технологических режимов, технического контроля. Следствием этого явилось не только изменение содержания труда ИТР, но и разделение его на различные виды в результате процесса специализации. Под влиянием этого процесса часть работников данной категории, занятая вопросами проектирования, разработки и усовершенствования машин и технологий, выделяется из рамок производства, а другая, занятая техническим контролем и регулированием производственного процесса – остается в его составе.

По мере совершенствования средств труда и обобществления производства выделяются основные виды управленческой деятельности – в управлении функционированием производства выделяются работы по его технической подготовке, материально-техническому снабжению, обслуживанию производственного процесса, оперативному регулированию; в сфере управления собственностью – планирование, учет, контроль и т.п.

В результате разделения управленческого труда, деятельность менеджеров начинает подвергаться все возрастающему влиянию иерархического построения предприятий – появляются уровни подчинения внутри самой управленческой деятельности. Окончательно закрепляются две тенденции в его развитии: иерархическая и функциональная дифференциация. Появляется вертикальная специализация менеджеров в связи с введением принципа иерархичности в построении промышленных предприятий. Это, в свою очередь, означает, что структура предприятий начинает выступать в качестве одного из условий специализации управленческого труда и знаменует собой окончательное отделение собственника от управленческой деятельности. Эти процессы оказывают непосредственное влияние и на эффективность (производительность) управленческого труда, находящегося под прямым воздействием процессов автоматизации и информатизации.

Таким образом, можно считать, что вертикальная интеграция, в определенной мере, представляет собой результат развития отношений управления, проявляющийся в необходимости координации связанных между собой ступеней производства и обращения (или обращения) под руководством и контролем (или контролем) одного предприятия. По мнению немецкого исследователя Л. Фишера, под вертикальной интеграцией следует понимать объединение путем заключения соглашения между экономическими единицами с различной структурой. Новая организация получает право распоряжаться двумя или более ступенями в производстве, обработке и сбыте. При этом не предусматривается ни слияние, ни смена права собственности. Следовательно, вертикальная интеграция как форма реализации организационно-управленческой деятельности, развивающаяся под влиянием и являющаяся прямым следствием процессов разделения и кооперации труда, как в сфере производства, так и в управлении, никоим образом не означает одновременный отказ от преимуществ таких процессов. Напротив, сложившийся высокий уровень специализации труда и самодостаточности отношений управления в условиях вертикальной интеграции на примере целого ряда основообразующих отраслей свидетельствует об обратном и не может выступать аргументом в пользу разрушения вертикальных структур.

2. Усложнение процесса управления вследствие увеличения масштаба фирмы и роста издержек на управление.

Данный аргумент, по-видимому, основывается на выводах Р. Коуза в отношении оптимизации размеров фирмы и увеличении количества трансакций (сделок) по мере роста этой фирмы, сопровождаемого одновременным увеличением издержек на управление. В рамках трансакционного подхода (Р. Коуз, О. Уильямсон, А. Маршалл) предполагается, что с точки зрения фирмы отказ от рынка означает превращение сделок с внешними организациями, а, следовательно, частично или даже целиком неконтролируемого ею процесса в чисто внутреннее дело. Из этого следует, что издержки внутренних трансакций должны быть всегда меньше издержек внешних. Поэтому сторонники трансакционного подхода считают, что вертикальная интеграция выступает в качестве альтернативы действию рыночного механизма.

Тем не менее, в данной концепции существует одно уязвимое место, связанное с преобразованием системного качества обменных отношений. С одной стороны, преобразование Р. Коуза направлено на рассмотрение системных свойств интегрированного целого, но с другой, в достаточной мере не использует постулаты теории организации и ограничивается исследованием количественных аспектов структурных трансформаций. На самом деле внутреннее содержание организации отражает, в первую очередь, особое качество, которое не может определяться исключительно количественным сравнением издержек. Понимание структурных трансформаций ограничивается механистическим смыслом и в таком виде ничего ценного для развития теории не представляет, поскольку сам по себе рост фирмы в данном случае таковым, по сути, и не является. Напротив, экономическое содержание фирмы заключается именно в том, что содержание внутреннего и внешнего обмена качественно не сопоставимы, хотя и взаимно предполагают друг друга. Их взаимосвязь носит двоякий характер: с одной стороны, рыночный обмен является определяющим фактором системной интеграции фирмы и ее самоорганизации, а с другой – совершенствование и усложнение внутренних факторов организации, связанных с интеграционными процессами, в значительной мере способствует формированию новых системных качеств внешней среды, в том числе в таких сферах как обмен, распределение или потребление. Соответственно, преобразование внешних трансакций во внутренние вовсе не означает, что количество внешних трансакций обязательно должно сократиться. Нет оснований и для того, чтобы считать, что существуют весомые доказательства того, что до расширения масштабов производства и после его завершения число трансакций остается неизменным. С одной стороны, в процессе роста организации может увеличиваться количество внешних трансакций и снижаться число внутренних как результат системного преобразования, а с другой – по мере увеличения и усложнения организационной системы, предполагающего большее количество внешних взаимосвязей, происходит рост выпуска и обменных стоимостей. Внутренние трансакции будут интернироваться во внешние только в случае возрастающего эффекта, основанного на том, что все большее количество ценностей начинает трансформироваться во внешние сделки. Следовательно, существует прямая зависимость между увеличением объема обменных ценностей и динамикой изменений количества трансакций. Процесс их развития может свидетельствовать об изменении статуса фирмы, то есть о характере качественных изменений организационной системы, влияющего, в свою очередь, на содержание внутренних и внешних трансакций. Поскольку же в условиях вертикальной интеграции обмен служит уже не рынку, а производству, то основным фактором развития организационной системы становиться координация обменных взаимодействий технологически взаимосвязанных производственных подразделений. В таком случае рост фирмы определяется каждый раз тем или иным статусом производства, взаимосвязанного с новым статусом внешних трансакций. В свою очередь, это означает, что процесс роста фирмы связан с интернированием трансакций нового статуса, что определяет в конечном итоге новый качественный переход, порождающий новый характер внешнего взаимодействия. В таком случае системная интеграция отражает не неизменность рынка, а наоборот, его динамику, определяющую как характер взаимозамещения интеграции и рынка, так взаимосвязь процессов интегративного роста и иерархического построения и развития организационной системы. Поскольку же количество внутренних трансакций в процессе организационной интеграции снижается и приобретает новое качество и никак не определяется изменениями числа внешних, то это не может свидетельствовать в пользу роста издержек на управление. Напротив, эффективность вертикальной интеграции связана с эффектом масштаба, снижающим издержки производственной деятельности на выпуск каждой дополнительной единицы конечного продукта. Издержки на управление, в свою очередь, являются производными от производственных издержек, а, следовательно, определяются все тем же эффектом масштаба.

Тезис об усложнении процесса управления в условиях вертикальной интеграции не должен рассматриваться в отрыве от качественного изменения управленческих взаимосвязей, о чем свидетельствует пример системных трансформаций внутренних и внешних трансакций. Интегративный рост сам по себе представляет сложный, многоступенчатый процесс, на каждой стадии которого действуют специфические факторы, определяющие как различие в каждом конкретном случае объемов и размеров интегрированных единиц, так и способов интеграции. По существу, можно выделить три основных уровня интегративной стратегии управления:

- уровень внутренних трансакций фирмы, при котором интегрируемые элементы не обладают большими размерами, а сама интеграция представляется жесткой формой функционирования организационной системы, целесообразность которой определяется в большей мере технологическими причинами;

- уровень вертикальной интеграции элементов организационной системы, характеризуемые значительно более крупными размерами, в отличие от предыдущего уровня. В качестве основного мотива интеграции в данном случае выступает критерий стратегической устойчивости фирмы;

- уровень стратегического альянса, для которого характерны большие размеры интегрируемых элементов, обладающих, как правило, равным статусом и отличающиеся мягкими формами взаимодействия.

По мере достижения более высокого уровня интеграции производственных процессов количество внутренних трансакций уменьшается в сравнении с внешними, при этом каждый новый ряд трансакций отличается от предыдущего меньшим количеством, но большим размером каждой отдельно взятой трансакции. Высшей своей формы этот процесс достигает на уровне стратегического альянса и охватывает практически полностью все звенья и элементы системы управления, обеспечивая максимальную адаптацию организации к меняющимся условиям внешней среды. Если на уровне внутрифирменной интеграции основное влияния на организацию самого процесса интеграции оказывают эндогенные факторы, связанные с технологической целесообразностью, то на уровне стратегического альянса гораздо большее значение приобретают экзогенные факторы, относящиеся к сфере реализации конкурентных преимуществ на рынке. И в том и в другом случае различие и органическое единство внутренней и внешней интеграции играют определяющую роль в установлении границ и масштабов фирмы. Влияние экзогенных факторов в данном случае выступает основной причиной интеграции и укрупнения фирмы. По мнению А. Маршалла, крупное производство может оказаться выгодным лишь в том случае, если обеспечен обширный рынок для сбыта его продукции. При этом наиболее существенным фактором, определяющим поведение фирмы на рынке, в настоящее время является использование конкурентных преимуществ, связанных как с применением новых технологий в сфере производства, так и с достижением экономии на масштабах производства. Характерной особенностью, присущей для этого процесса, является четко прослеживаемая взаимосвязь между достижением внутрифирменной экономии посредством интеграции производства и расширением доли рынка вследствие реализации корпоративной стратегии вертикальной интеграции и стратегического альянса.

Следовательно, «усложнение» процесса управления, приписываемое вертикальной интеграции, целиком и полностью отвечает экономической природе фирмы и означает не что иное, как результат трансформационного роста, определяющего новое качественное состояние организационной системы. Экономия же на масштабах позволяет значительно сократить издержки на управление, прежде всего, за счет реализации стратегии трансформационного роста.

3.Наличие барьеров для входа на рынок потенциальных конкурентов.

Данное обстоятельство является вполне оправданным с точки зрения фирм, действующих в условиях монополистической конкуренции и обладающих возможностью значительных накоплений для крупномасштабного технического совершенствования и перевооружения. Вертикальная интеграция, объединяющая поставщиков и производителей на любом этапе технологической цепочки, снижает уровень потенциальной и фактической конкуренции на рынках промежуточной и конечной продукции. При этом на рынках промежуточной продукции доступ новых покупателей ограничивается из-за невозможности заключения контрактов с вертикально интегрированными фирмами, в основном, по причинам, связанным с неблагоприятными условиями контрактов. На рынках конечной продукции, вертикально интегрированные фирмы, как правило, обладают реальной монопольной властью, максимально используя преимущества в оперировании собственными издержками. Как правило, вертикальная интеграция предусматривает сочетание двух типов контроля за рынком: с одной стороны, происходит контроль над собственностью предприятий, принадлежащих различным стадиям технологической цепочки, с другой – осуществляется контроль за их рыночным поведением и управлением. На практике эти два вида вертикального контроля могут существовать порознь. Например, в холдинговых системах используется вертикальный контроль за собственностью, но отсутствует контроль за рыночным поведением подконтрольных фирм. В таком случае возникает так называемая вертикальная квазиинтеграция, способы проявления которой весьма разнообразны. В частности, квазиинтегрированные формы объединений могут возникать на многих монопсонических рынках промежуточной продукции, поскольку существенное влияние оказывает действие контрактов субподряда, подчиняющих экономическую политику мелких фирм интересам крупных покупателей. В результате возникают условия для реализации вертикального контроля за поведением субподрядчиков. Естественно, в рамках такой системы организации рынка вход на него неконтролируемых фирм нежелателен и может привести к разрушению сложившихся форм хозяйственной деятельности. Тем не менее, в данной ситуации нашли широкое применение особые формы вертикальных ограничений, позволяющие мелким фирмам снизить риск деятельности и одновременно преодолеть барьеры входа на рынок, связанные с необходимостью инвестировать в собственную репутацию. Например, одной из таких форм служит стимулирование объема продаж дистрибьютора на основе реализации взаимовыгодной системы франчайзинга, при которой франчайзеры получают возможность осуществлять вертикальный контроль за деятельностью мелких фирм, не прибегая к методам, запрещенным антимонопольным законодательством.

Таким образом, мировая практика показывает, что совершенного способа регулирования деятельности естественных монополий не существует. Каждый способ такого регулирования обладает как преимуществами, так и значительными организационно-технологическими недостатками. Поэтому и тезис о необходимости ликвидации вертикально интегрированных структур с целью повышения эффективности нельзя рассматривать в качестве универсального средства экономической политики.



предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года