Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ШИЯН Г.Н.
Кандидат экономических наук, доцент Институт бизнеса и права, Санкт-Петербург

Экономический механизм интегрированных корпоративных структур в промышленности

Современные корпорации, как диверсифицированные многофункциональные структуры, отличаются сложностью внутрипроизводственного взаимодействия. Промышленная или товарная политика в них, в отличие от отдельных предприятий, включает рационализацию процессов производства между структурными звеньями, а также потоков сырья и товаров. Характерно, что даже у крупных промышленных предприятий, входящих в вертикально-интегрированные структуры просто изымается ряд управленческих функций. Это требует создания адекватного экономического механизма, под которым нами понимается система взаимодействия в корпорации, включая организационные структуры, их обеспечивающие.

Институциональная структура крупной промышленной корпорации представляет совокупность микро- и макроинститутов, то есть распространяющихся на данную корпорацию формальных и неформальных норм, правил, включая традиции группового и индивидуального поведения, отрасли и ее подсистем, предприятий, эргономические институты и т.д. Потенциальные и реальные институты, функционирующие в корпорации, образуют институциональное пространство. Институциональное пространство отрасли имеет довольно насыщенную структуру, в которой действуют как специфические для данной корпорации институты, так и проекции общенациональных институций [4, 6].

Промышленная политика на каждом долговременном этапе находит свое выражение в стратегии. Процессы формирования и реализации стратегии развития промышленной корпорации порождают целый ряд новых макро- и микроинститутов в ее отраслевых или межотраслевых подсистемах, в зависимости от структуры и сферы деятельности, товарного набора корпорации. Эти институты образуют своего рода систему, институциональную совокупность, фрагменты которой взаимодействуют друг с другом, а также с другими институтами на микроуровне (институт стратегического планирования, институт стратегического контроля и мониторинга, институт горизонтальной и вертикальной координации текущих решений в связи с разработкой и реализацией стратегии развития, микроинститут согласования текущих и будущих решений между собой и с ранее принятыми решениями, эргономические институты и т.д.). В результате существенно увеличивается плотность институционального пространства на ее уровне.

В зарубежной практике институциональный подход обычно используется применительно к устойчиво функционирующей экономике, где процесс институциональных изменений носит непрерывный, инкрементальный характер и обусловлен стремлением к возрастающей отдаче активов, находящихся в распоряжении в данный момент времени. В российских условиях целесообразно разделение эволюционной (в рамках процесса непрерывных изменений) и дискретной (индуцированной) динамики институциональной структуры [7, 16].

Увеличение темпов экономического роста и переход промышленности на качественно новый уровень развития требует перестройки организационно-экономического механизма управления производством, введения новых организационно-правовых форм экономической деятельности (создания крупных промышленно-производственных комплексов, финансово-промышленных групп, концернов, консорциумов и т.д., то есть формирования интегрированных корпоративных структур) и таких организационно-правовых форм управления, которые по своей экономической природе ориентировались бы на развитие новых факторов производства. Организационно-правовые формы интегрированных корпоративных структур возникают и развиваются как элементы институциональной структуры промышленности [9, 11].

В целостной системе государственного управления должен быть реализован основополагающий принцип: экономический эффект на уровне макроэкономики должен быть больше, чем сумма эффектов его составленных частей. Такое положение обеспечивается при помощи развития институциональных отношений. Следует упорядочить воспроизводственные процессы в экономике путем совершенствования системы ценообразования, налоговой политики, финансово-кредитных механизмов, правового их обеспечения.

Одной из основных тенденций, характеризующих мировую экономику на современном этапе развития, является ее глобализация. В процессе становления мировой экономики в виде единой взаимозависимой системы возрастает межгосударственная и межфирменная конкурентная борьба за экономические ресурсы и рынки сбыта, и в то же время происходит поэтапное развитие межгосударственных союзов сопряженных стран, направленное на достижение глобальных преимуществ перед общими конкурентами на мировом рынке.

В основе образования различного рода объединений лежат процессы корпорирования. Специфика правового оформления долевого бизнеса в разных странах, а точнее, в разных правовых системах позволяет дать лишь очень общее определение корпорации. Корпорация - организация, поставившая перед собой определенные цели, действующая на общественное благо, обладающая определенными правами, являющаяся юридическим лицом, действующая на постоянной основе и несущая ограниченную ответственностью. Термин «корпорация», используемый в американской экономико-правовой системе, соответствует понятию «компании» в европейской [10, 13, 15].

Понятие «корпорация» в российских условиях приобрело специфический оттенок. Оно используется для обозначения хозяйствующего субъекта, образованного несколькими юридическими лицами, не исключая участия физических лиц.

Теория и практика современного корпоративного менеджмента выдвигают достаточно много причин для объяснения интеграции предприятий. Из анализа мирового опыта можно выделить следующие основные предпосылки интеграции предприятий. Основная причина реструктуризации предприятий в виде слияний и поглощений кроется в стремлении получить и усилить синергический эффект. Синергический эффект в данном случае может возникнуть благодаря экономии, обусловленной масштабами деятельности, комбинированием взаимодополняющих ресурсов, минимизацией трансакционных издержек, возросшей рыночной мощью из-за снижения конкуренции (мотив монополии), взаимодополняемостью в области научных исследований и конструкторских разработок [7].

Предпосылками интеграции также выступают стремление к повышению качества управления и повышение его эффективности, желание снизить налоговую нагрузку, возможность диверсификации производства и использования временно избыточных ресурсов, мотив продажи «вразброс» и т.д. Целью интеграции является также рост капитализированной стоимости интегрированных компаний [1].

Многие авторы подчеркивают [2, 3, 5, 14], что одной из предпосылок вертикальной интеграции предприятий является стремление к минимизации трансакционных издержек. То обстоятельство, что трансакционные издержки могут быть существенно сокращены и даже предотвращены в случае, если экономическая координация осуществляется не с помощью рынка, а внутри фирмы, где действует административная система управления, является фактором не только появления фирм вообще, но и их роста, в том числе по правилам горизонтальной либо вертикальной интеграции.

Вертикальная интеграция часто обусловлена технологическими связями между предприятиями и обеспечивает экономию на масштабе, консолидацию и эффективное использование ресурсов. Горизонтальная интеграция позволяет минимизировать упущенную выгоду. Диверсификацию риска и возможность опосредованно воздействовать на партнеров обеспечивает диагональная интеграция (объединение с предприятием, находящимся на другом уровне вертикального производственного цикла и выпускающим параллельные виды продукции).

Многие промышленные предприятия России стали осуществлять арьергардную интеграцию с целью создания собственной системы энерго- и теплообеспечения. Это позволяет избежать трансакционных издержек, порождаемых сложностью поиска приемлемых компромиссов с естественными монополиями, а также снизить прямые производственные издержки за счет получения более дешевой электроэнергии и тепла с собственных энергетических установок.

В 1995 г. вновь созданные коммерческие, финансовые, финансово-коммерческие группы и компании и трансформированные, возникшие в результате приватизации, промышленные предприятия, а также промышленные и финансово-промышленные группы стали объединяться. Коммерческие фирмы и финансово-коммерческие группы начали покупать промышленные предприятия, участвуя в приватизации, залоговых аукционах, конкурсах, и создавать торгово-финансово-промышленные объединения. Примеры - «Менатеп», «Альфа», «Онэксим», «Микродин», «ЛогоВАЗ». Такие объединения носят временный характер, они будут существовать только в переходный период. Управление образованными в последние годы группами осложняется такими аспектами, как масштаб, неоднородность объектов управления, несвязанность их между собой [12].

Во второй половине 1990-х годов начался процесс оптимизации функционирования российских корпоративных структур. Предприниматели начали искать логику своего бизнеса. Многие компании стали изменяться. В результате в течение последних пяти лет фактически происходит второй передел собственности. Это нормальный и естественный процесс, может быть, пока не всегда цивилизованный по своей сути, но уже направленный на то, чтобы казаться цивилизованным извне. И это уже большой шаг вперед.

Многие диверсифицированные корпорации формируются, как и ранее, за счет размещения свободных денежных средств, покупаются наиболее перспективные предприятия. Одной из главных целей является достижение устойчивости корпорации за счет создания бизнес-портфеля, сбалансированного с точки зрения жизненных циклов различных отраслей и подверженности влиянию рыночной конъюнктуры. Именно такие объединения в российской действительности чаще всего называются холдингами.

Большая часть вертикально интегрированных компаний была выстроена нефтяными и металлургическими компаниями. Интеграция назад (в первые переделы), как правило, была необходима для защиты от монополизма поставщиков. Интеграция вперед объяснялась желанием увеличить добавленную стоимость, иными словами, получать большую прибыль.

В 1999-2000 гг. изменились критерии формирования интегрированных структур (в отличие от прежних финансово-промышленных групп): технологическая и финансово-экономическая целесообразность присоединения новых активов (предприятий); существенно более высокий уровень корпоративного контроля дочерних структур (75% и выше); организационно-правовая трансформация (в том числе слияния, консолидация в рамках и между холдингами, переход на единую акцию в холдингах и др.).

В 1999-2000 гг. появилась новая тенденция - переход от сравнительно аморфных образований типа конгломератов к более однородным в отраслевом плане вертикально интегрированным структурам, имеющим четкие организационно-правовые границы. В наиболее явном виде этот процесс наблюдается в нефтяной и металлургических отраслях, отмечен он также в химической промышленности, гражданском авиастроении, ряде секторов ВПК (хотя здесь многолетние попытки создания или, точнее, восстановления вертикально интегрированных структур «сверху» не были успешными) [8, 12].

Зависимость между организационной структурой фирмы и проводимой ею стратегией (strategy follows structure) подробно изучалась американским экономистом А.Чандлером на материалах эмпирических исследований крупных промышленных фирм. Поскольку стратегия фирмы определяется конкретными задачами, стоящими перед фирмой на очередном этапе ее развития, в нормальных условиях сама структура несет отпечаток решаемых задач. А.Чандлер выделил четыре этапа организационной эволюции фирмы: рост сбыта продукции, расширение производства, диверсификация, изменение организационной структуры. [16]

За пределами системы А.Чандлера остались еще два этапа эволюции компании, которые впоследствии были выявлены Р.Бюнером также на основе американского эмпирического материала. Пятый этап обозначается английскими терминами «outsourcing» и «outpacing», что может быть несколько вольно переведено как «отбрасывание хвостов». Он состоит в уточнении стратегического направления деятельности компании, упрощении ее отраслевой структуры, обособлении непрофильных подразделений в самостоятельные фирмы или распродаже таких подразделений одновременно с преобразованием в самостоятельные юридические лица. Шестой этап заключается в преобразовании организационной структуры вертикально интегрированной диверсифицированной компании в одну из холдинговых форм.

По мнению С.Реброва [8], главной проблемой, которая стоит перед российской экономикой, является переход от отраслевой системы управления к корпоративной. Он выделяет основные признаки той и другой структур, которые с некоторыми модификациями представлены на рис.1.



При переходе от отраслевой структуры к корпоративной необходимо по-новому решать проблему оборотных средств. Для обеспечения эффективной жизнедеятельности корпорациям нужен собственный оборотный капитал, поскольку они не могут в настоящее время получить кредиты под низкий процент. Для многих настоящих и будущих вертикально интегрированных структур (корпораций) формирование собственных оборотных средств было и будет главным препятствием экономического роста.

При этом эмпирические исследования структуры финансов крупных вертикально интегрированных компаний (холдингов) не подтверждают зависимости доли собственных и заемных средств в оборотном капитале от степени диверсификации компании, то есть от широты диапазона видов бизнеса, по которым работает компания. В одних случаях диверсификация приводит к увеличению потребности в оборотных средствах, в других она позволяет более эффективно использовать имеющиеся оборотные средства.



Библиография

1. Васильев А.М. Проблемы выбора оптимальной формы акционирования на предприятиях бассейна // Рыбное хозяйство, № 3, 2000. – С.49-56.
2. Гальперин С.Б., Дороднева М.В., Мишин Ю.В, Механизм анализа и прогноза деятельности корпоративных структур. - М.: Издательский дом "Новый век", 2001. - 301 с.
3. Голубева A.M. Холдинг: образование и управление / Инвестиционный эксперт. М.: 2000. - С49-60.
4. Губанов С. Вертикальная интеграция – магистральный путь развития / Экономист, № 1, 2004. – С.35-49.
5. Добров А.П. Формирование вертикально интегрированных структур в промышленности России // Регион: экономика и социология. - 2004, № 2.-С.17-26.
6. Клейнер Г.Б. Институциональная структура предприятия и стратегическое планирование на микроуровне // Вестник университета. Институциональная экономика. - № 1(2). - М: Изд. МАОН и ГУУ, 2001. – С.47-53.
7. Пирогов А.И. Слияние и поглощение компаний: зарубежная и российская теория и практика / Менеджмент в России и за рубежом, № 5, 2004. – С.11-15.
8. Ребров С. Реструктуризация управления промышленностью как один из путей выхода из кризиса. М: ИНФРА, 2001. - 184 с.
9. Садчиков И.А., Сомов В.Е. Киришинефтеоргсинтез - от ПО к ... ПО. - СПб.: Химия, 1997. - 272 с.
10. Страхова Л.П., Бартенев А.Е., Одинцов М.В., Ежкин Л.В. Корпоратизация и реструктуризация как две стороны реформирования предприятий // Менеджмент в России и за рубежом. – 2006, № 6. - С.37-46.
11. Толстогузов О.В. Институциональная реформа и эволюция корпоративного управления / В сб. Структурная перестройка экономики Республика Карелия: проблемы, тенденции, перспективы // Петрозаводск: Институт экономики КНЦ РАН, 2002. – с.72-82.
12. Федосеев С.В. Стратегический потенциал базовых отраслей промышленности. - Апатиты: Кольский научный центр РАН, 2003. - 262 с.
13. Харрингтон Дж. Управление качеством в американских корпорациях. М.: Экономика, 1990. – 272 с.
14. Храброва И.А. Корпоративное управление: вопросы интеграции. - М.: Альпина Паблишер, 2007. – 244 с.
15. Цветков В. Вертикальная интеграция и финансово-промышленные группы // Экономист. - 2002, № 3. - С. 11-24.
16. Chandler A.P. Strategy and structure / History of American Industrial Enterprise. Cambridge, 1972.


предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года