Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ЗАХАРОВ Н.Л.
Доктор социологических наук, профессор кафедры социологии
Институт бизнеса и права, Санкт-Петербург

Сравнительный анализ этических систем: католицизм, православие, протестантизм, прагматизм, коммунизм

Этические основания предопределены поведенческими особенностями, однако, сложившись, они поддерживают устоявшиеся поведенческие образцы. Именно моральный нормы закрепляют образцы социального поведения, когда возникает социальная необходимость превратить сложившийся способ действия в должный способ действия. Нормы должного способа действия и обеспечивают возникновение морали регулирующей групповые взаимодействия.

Мораль, будучи социальным регулятором, нуждается в опоре на общепринятые идеи, как мыслительные способы мировосприятия, и социальные институты, обеспечивающие функционирование моральных норм. Поэтому систематизация морали и обеспечивается этическими концепциями ( православие, протестантизм, католицизм, коммунизм и т.п.). И такая система (или этический строй) реализуется через специальные инструменты ценностные ориентации и моральные нормы; учреждения – церковь, партия.

ПРОТЕСТАНТИЗМ

Основной этический принцип протестантизма предопределяет человека реализовывать свое призвание [1].

ПРАГМАТИЗМ

Полное удовлетворение потребностей создает условия для формирования сильного характера и самоактуализации личности.

Итак, подход к этой проблеме А. Маслоу[2] можно резюмировать в формуле: «социум должен гарантировать удовлетворение типичных потребностей индивидов, в таком случае социум получит индивидуальную энергию самоактуализирующихся индивидов».

ПРАВОСЛАВИЕ

Иная нравственная парадигма обнаруживается в российском обществе, выше уже отмечалось ее обусловленность православием. Образно ее сформулировал Серафим Саровский: «Отказываемся же мы от приятной пищи для того, чтобы усмирить воюющие члены плоти и дать свободу действиям духа». Православная нравственная парадигма предполагает обретение самоактуализации не в удовлетворении потребностей, а в сдерживании страстей ( страсть по-другому можно назвать интенсификацией потребности), источников греха: «мир душевный приобретается скорбями». На этом же строится педагогический принцип православной нравственности: «Человеку в младых летах можно ли не возмущаться от плотских помыслов?»

КОММУНИЗМ

Сравнивая православие и коммунизм как этические концепции, отметим, что их объединяло стремление к экзистенциальной цели, которая принималась как запредельная, трансцендентальная. Но если православие сохраняет за человеком выбор (самосуществование или служение трансцендентальному), то коммунизм определяет стремление к экзистенциальной цели как необходимость. В коммунизме пересеклись требования двух эпох: традиционной, что проявилось в скромности (как аналоге православного нестяжательства), индустриальной - в активном действии, обусловленном необходимостью.

В свою очередь, протестантская этика нравственно оправдала рост жизненного уровня западных индивидов и их активную деятельность в личных интересах, что стало следствием развития общественного богатства Запада. Перефразируя К.Маркса, можно сказать: “ Индивидуальное богатство каждого стало условием богатства всех”. Запад на сегодняшний день почти реализовал формулу К. Маркса: “ Свободное развитие каждого является условием свободного развития всех”. В этой формуле выражен идеал как свободная деятельность; инструментальная цель – реализация своего призвания (как свободное развитие). Формула К. Маркса практически полностью совпадает с основными элементами протестантской этики, т. е. этики капитализма. Как это не странно звучит, но именно К. Маркс сформулировал этический идеал капитализма и, в целом, индустриальной эпохи.

Для католицизма присуще в более значительной степени внимание к чисто земным проблемам, всему тому, что можно считать “относительным и средним” – культуре и цивилизации. Для католицизма свойственно и созерцание жизни, и не противопоставлен “практический дух”, “практичность”, стремление проникнуть в гущу повседневной жизни.

Католицизм сосредотачивается на человеческом как в человеке и обществе, так и в Богочеловеке – Иисусе Христе (католицизм вглядывается в Иисуса как совершенного Человека, уделяя особое внимание не Его Воскрешению и Славе как Сына Божия, а его земной, человеческой жизни, полной унижений и страданий. Не случайно такое явление как стигматы встречается только у католиков).

Формулу Блаженного Августина «обладающий излишним владеет чужим» можно определить как основополагающую по отношению к богатству и бедности в католицизме.

Сравнение этического строя православия и протестантизма – это сравнение двух этических концепций разных исторических эпох. Протестантизм уходит своими идейными корнями в католицизм, из которого он вызрел в результате войн Реформации XVI – XVII вв. Как показал О. Шахназаров, в России была своя Реформация. Она началась с Раскола, с которого последовали пытки, каторга для староверов и ответные крестьянские бунты и войны (К. Булавина в 1707 – 1709 гг. и Е. Пугачева в 1773 – 1775 гг.). Европейская Реформация заканчивается французской революцией 1789 г., точно также и русская Реформация заканчивается революцией 1917 г.

Основными движущими силами российской революции явились православные трудящиеся, движимые ненавистью к дворянству и церкви. Но если ненависть низших сословий к высшим объяснима, то абсолютно непонятна ненависть православных (которые составляли в то время подавляющее большинство населения) к православной церкви. О. Шахназаров приводит расчеты, согласно которым в 90 – миллионной России к началу революции было 37 млн. старообрядцев. Будучи социально активными, они составили основную движущую силу революции, институциализированную в Советах. Успех большевиков заключается в том, что им удалось «оседлать» это народное движение.

Идеология русского коммунизма соответствовала переходу к индустриальной эпохе, которая требовала социального действия, основанного на осознании необходимости. Но если протестантизм, основываясь на индивидуализме и педантизме западного человека, формулирует принцип рационального принятия решения отдельной личностью с ориентацией на получение индивидуального результата (каждый полагается только на себя); которые по своей природе аттрактивны. Эти два момента мы находим в определении В.И. Лениным сути коммунистического труда: «… бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на определенные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу и по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, труд, как потребность здорового организма». В.И. Ленин формулирует идеальную норму хозяйственной этики коммунизма, отвечающую требованиям индустриальной эпохи и особенностям российского характера. Такой идеал, как и в православии, соотносим с должным, а не с сущим.

Но в отличие от православия, к должному показан инструментальный путь – это привычка, которую необходимо сформировать.

Заметим существенное отличие этики коммунизма от православия и протестантизма. Православие не принуждает человека к труду, оно оставляет за человеком выбор трудиться (только для самосуществования) или служить богу, совершая страдальческий подвиг. Протестантизм стимулирует индивида к труду, к осуществлению своего призвания, за что человек получает в результате также и «земную» награду. Коммунизм же предполагает получение человеком награды от самого процесса труда, что является следствием привычки. Следовательно, чтобы коммунистический человек был счастлив, он должен привычно участвовать в трудовом процессе. Такой идеал, с использованием привычки как инструментальной нормы, в принципе недостижим (т.к. человеку свойственно испытывать радость не только от процесса, но и от результатов труда). Но если привычку поддерживать с помощью насильственного принуждения (а не с помощью нравственных инструментов), то стремление к идеалу «счастье в труде» становится единственно возможным стремлением. Поэтому существование коммунистической инструментальной этики возможно только при использовании функции управления.

Протестантская этика, послужившая фундаментом современного западного общества, используя образ, напоминает механизм наполнения резервуара водой. Главная задача этического механизма – прочистить каналы и дать свободу социальным действиям отдельных индивидов для наполнения этого резервуара. Чем больше каналов и больше частной инициативы в резервуаре, тем он полнее. Наполнение резервуара социума энергией индивидов - цель западного этического регулятора.

Фундаментом российского этического строя является православие, пришедшее в Россию из Византии и принесшее нравственный христианский закон, который оказался наиболее адекватной системой этической регуляции. Российский индивид, действующий аттрактивно по коллективному убеждению, нуждается в обосновании ценности общественного над личным. Такое обоснование смогло дать православие. За тысячелетие «русская душа» оформилась православной этикой. Энергия россиян должна быть направлена на высшие идеалы, иначе она приобретает разрушительный характер отчаяния или уходит в лень и уныние.

Западный этический строй более жестко принуждает индивидов, нежели православный. В целом западная этика в той мере деспотична по отношению к индивиду, в какой мере свободный оказывается плюралистическая форма социального управления. С момента вхождения в общество, в процессе социализации западный человек оказывается под этическим прессингом, который задает иерархию потребностей индивида. Для основной массы западных индивидов нравственный регламент не является тяжелым, он привычен. В тех случаях, когда активность индивида вступает в противоречие с этическими нормами, на помощь индивиду прежде приходил священник, а сейчас психоаналитик.



Библиография

1. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 97.
2. Маслоу А. Мотивация личности. М., 1999. С. 81


предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года