Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

МИШАНКОВ А.Ф.
Кандидат экономических наук, доцент кафедры логистики и управления качеством,
Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики

Стратегии формирования рынков услуг при переходе к новой пространственной организации территориальных социально-экономических систем РФ

Исследуя проблемы развития предпринимательства, в том числе в условиях кризиса, с системных позиций, по нашему мнению, систему управления рынков товаров и услуг можно определить как совокупность организационно-экономической, социальной и организационно-правовой подсистем обеспечения комплексного социально-экономического развития территории, оргструктур по стратегическому развитию территории и рынка на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, а также других профильных организаций, обеспечивающих формирование и устойчивое развитие рынка для удовлетворения потребностей населения в товарах и услугах, производимых наиболее эффективными способами.

Следует отметить, что основу организационно-экономической подсистемы составляют программы социально-экономического развития территорий, целевые программы и другие документы стратегического развития, а основу организационно-правовой подсистемы составляют законы Российской Федерации о социально-экономическом развитии, о поддержке предпринимательства, уставы субъектов федерации и муниципальных образований, полномочия органов государственной и муниципальной власти и т.д. Известно, что формирование и функционирование любого рынка, в том числе, в муниципальных образованиях региона, предопределяется не только влиянием таких рынкообразующих факторов как климатический, природно-ресурсный, демографический, структурный, транспортный, расселенческий, градообразующий, а также программами комплексного социально-экономического развития. Поэтому стратегии формирования и развития рынка услуг в сфере социально-экономического развития в регионе можно определить возрастанием правового статуса и соответствующего финансового обеспечения муниципальных районов по вопросам системы управления рынка услуг в условиях приоритетности разработки и реализации программ комплексного социально-экономического развития региона, разработанных совместно с органами местного самоуправления этого региона.

К стратегиям формирования и развития рынка услуг можно также отнести необходимость пропорционального развития подсистем организационно-экономического, социального и нормативно-правового обеспечения рынка услуг в системе социально-экономического развития территорий, с ориентацией программ комплексного социально-экономического развития территорий и целевых программ на развитие рынка услуг при обеспечении взаимосвязи и взаимообусловленности развития МО, региона и страны с соблюдением предложенных автором принципов комплексности (пропорционального развития подсистем), региональной приоритетности, совместной координации (органы власти, население и бизнес-структуры), рыночной ориентации и конкурентоспособности товаров и услуг, формирование интегрированной логистической системы, управление качеством, обеспечение рыночно-эффективных инноваций, ориентация на поддержание отечественного сельхозпроизводителя, развитие агропромышленных комплексов и комплексного рационального использования минерально-сырьевых ресурсов, в том числе с высокой добавленной стоимостью в дополнение к таким принципам, как целеполагание, эффективность, социальная приоритетность, преемственность управления, гласность и т.д.

Принцип рыночной ориентации - ориентация на эффективную (социальную, экономическую, организационную, правовую и т.д.) реализацию функций рынка, как важнейшего критерия выбора при решении вопросов повышения качества жизни населения, в процессе разработки и реализации программ социально-экономического развития.

Стратегию формирования рынка услуг в регионах можно рассматривать как способы достижения целей, систему взаимоувязанных мероприятий при разработке программ комплексного социально-экономического развития и других документов стратегического планирования, механизмов реализации на федеральном, региональном и местном уровне, направленных на выявление реальных потребностей и нужд населения МО и содействие в их удовлетворении наиболее эффективными средствами и способами. Дальнейшее развитие местного самоуправления, обусловленное введением новой редакции Федерального закона № 131-ФЗ (2003г.) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», связано с образованием новых типов муниципальных образований и предоставлением им полномочий по решению вопросов местного значения, в том числе по созданию условий для обеспечения жителей услугами торговли, общественного питания, бытового обслуживания, связи, транспорта и другими видами услуг, то есть, решение основных вопросов жизнеобеспечения населения. Однако, правовая норма, предписывающая только создание условий, не обеспечивает организацию вышеуказанных услуг органами местного самоуправления, т.е. фактическое решение ими задач жизнеобеспечения. При этом, как правило, каждый муниципалитет пытается развиваться, как отдельное государство. В то же время, в соответствии с принципом субсидиарности, органы государственной власти на региональном и федеральном уровне не могут эффективно решать вопросы жизнеобеспечения, а также не имеют права управлять органами местного самоуправления, так как органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Кроме этого, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020г. обращено внимание на низкий уровень конкуренции и низкую эффективность государственного управления, при этом государство не обеспечивает высокого качества услуг. Следует отметить, что практическая реализация установленных федеральным законом общих принципов организации местного самоуправления неоправданно затянулась. Это касается, прежде всего, формирования достаточной финансово-экономической основы местного самоуправления. Действующие механизмы формирования доходных источников местных бюджетов привели к тому, что почти в половине местных бюджетов доля межбюджетных трансфертов в собственных доходах превышает 50%. Такой высокий удельный вес финансовой помощи порождает для соответствующих органов местного самоуправления эффект бесперспективности выхода из состояния дотационности, а политическая комфортность выборных должностных лиц и служащих органов местного самоуправления ассоциируется, в первую очередь, с финансовой поддержкой муниципалитета из вышестоящего бюджета, а не с результатами их работы по развитию муниципальной экономики. Это является существенным дестимулирующим фактором наращивания экономического потенциала большинства муниципалитетов.

Проведенный нами кластерный анализ состояния рынков услуг в субъектах федерации показал существенную дифференциацию регионов по факторам, обеспечивающим развитие рынка услуг. Важнейшим выводом из кластерного анализа является наличие тесной, взаимообусловленной связи между уровнем социально-экономического развития региона, программами развития и уровнем развития рынка услуг.

В этой связи, нами дано определение рынка как системы социально-экономических и правовых отношений субъектов сферы обращения товаров и услуг, функционально взаимообусловленной и взаимосвязанной с уровнем комплексного социально-экономического развития территории. Соответственно, программы социально-экономического развития регионов могут быть эффективными только при условии их ориентации на развитие рынка товаров и услуг.

В то же время, анализ программ социально-экономического развития территорий, обуславливающих состояние и динамику рынка услуг и других нормативно-правовых актов в субъектах РФ, в том числе в Ленинградской области и муниципальных образованиях области, показал наличие следующих недостатков:

- отсутствует выбор обоснованных сценариев по возможному развитию территорий и выделению рынка товаров и услуг в качестве одного из важнейших системообразующих факторов комплексного развития территорий;
- программы, определяющие стратегию развития регионов, в недостаточной степени увязаны с аналогичными программами муниципальных образований;
- принимаются ошибочные условия реализации стратегии экономического роста региона и неконкретно формулируются цели;
- комплексные стратегические программы и планы рассчитаны на короткий срок (2-3 года), то есть, преобладают тактические, а не стратегические решения и ориентации и т.д.;
- рекомендации региональных органов власти по разработке и реализации планов мероприятий муниципальными образованиями в целях преодоления кризисных явлений в сфере торговли, общественного питания и бытового обслуживания имеют нереальные сроки.

Регионы, создававшиеся и развивавшиеся в нерыночной логике, при перемещении их в рыночную среду перестали соответствовать масштабу экономических и социальных процессов открытого рынка. Часть субъектов РФ, включая «мини Россию» - Ленинградскую область, явно оказались не в состоянии обеспечивать на рынках конкурентоспособность собственного хозяйства, в том числе сельскохозяйственной продукцию, продукцию минерально-сырьевого и топливно-энергетического комплексов, а также сформировать рынки услуг. Чрезвычайно высокая доля импортных продуктов на рынке Санкт-Петербурга, превышающая международные нормы продовольственной безопасности, делает его зависимым от цен на продовольствие на внешнем рынке. В то же время, основными целями агропромышленной политики Ленинградской области являются продовольственное самообеспечение области и Санкт-Петербурга, а также независимость от импорта сельскохозяйственной продукции. Однако, отечественные производители в сельских поселениях Ленинградской области, несмотря на наличие крупного потребителя сельхозпродукции в регионе – жителей Санкт-Петербурга, практически не имеют целевого покупателя, помимо самих жителей области. Таким образом, важнейшая задача - поддержка отечественного производителя сельхозпродукции для повышения уровня социально-экономического развития территории, например, в Ленинградской области и Санкт-Петербурге, не обеспечит желаемого эффекта, если не будет решена стратегическая задача по формированию межрегионального рынка. Постепенная рыночная оптимизация хозяйственной деятельности и численности населения в регионах, столкнувшись с неэффективной пространственной организацией страны, привела к росту расходов на поддержание инфраструктурного хозяйства, избыточного в теряющих население и производственные активы территориях и недостаточного в растущих регионах (ограниченность возможностей портового хозяйства, например, в Санкт-Петербурге; экспортных трубопроводов в нефтегазовом комплексе; систем жизнеобеспечения в ЖКХ, транспортной логистики и т.д.

Как следует из результатов кластерного анализа, Ленинградская область, несмотря на ее высокий экономический потенциал, выгодное стратегическое положение, возможности интеграции с Санкт-Петербургом, отнесена нами к третьей группе с уровнем развития сервиса ниже среднего в сравнении с другими регионами России. Таким образом, учитывая пример позитивного взаимодействия Москвы и Московской области, попавших в первый кластер по уровню развития рынков услуг, является целесообразным рассмотрение органами власти Ленинградской области и Санкт-Петербурга возможности усиления интеграции агропромышленных комплексов города и области для расширения поставок продукции областных сельскохозяйственных предприятий для нужд города, поддержки отечественного производителя и обеспечения ценовой доступности товаров и услуг для всех социальных групп населения, так как важнейшая задача органов государственной власти и местного самоуправления – поддержка местного производителя сельхозпродукции для повышения уровня социально-экономического развития территорий не обеспечит желаемого эффекта, если не будет решена стратегическая задача по формированию межрегионального рынка. Аналогичные примеры имеют место в других субъектах и в федеральных округах Российской федерации.

Именно совокупность регионов – «локомотивов роста» - должна составить новую каркасную структуру пространственной организации Росси для обеспечения развития инновационной социально-ориентированной экономики. Инновационный социально-ориентированный путь развития предполагает многополярное развитие территории страны и формирование новых региональных и межрегиональных зон опережающего развития. Конфигурация пространственного развития становится более разнообразной, не привязанной жестко к сложившимся энергосырьевым и финансовым зонам развития, появляются новые центры инновационного роста, опирающиеся на концентрацию человеческого и технологического потенциала. При этом важнейшее значение будет иметь «инфраструктурный эффект» формирования городских агломераций, связанный с реализацией крупных транспортных комплексов, мультимодальных логистических центров и информационных узлов, инновационной инфраструктуры и развитие сферы сервиса. К перспективным региональным зонам опережающего развития можно отнести регионы Поволжья и Урала с развитой индустрией, портовые города Дальнего Востока, города Сибири с потенциалом развития инновационной экономики, новые зоны роста на основе разработки первичных ресурсов - добыча углеводородов на Европейском Севере, в Восточной Сибири и на Сахалине и др. Такой подход может быть основан на системном применении научных прогнозов, целевых программ, балансовых расчетов и методов оптимизации решений, стратегического управления при определении и реализации целей и задач в области социально-экономического развития. Реализация данного подхода при разработке и реализации программ комплексного социально-экономического развития территорий имеет трудности, так как возможна только на основе партнерских отношений органов власти, бизнеса и населения.


предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года