Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

БЫКОВ В.Н.*, КОЛЕСНИКОВ В.В.**
*Кандидат экономических наук
**Доктор экономических наук, профессор
Санкт-Петербургский юридический институт [филиал] Академии Генпрокуратуры РФ

Организованные формы криминальной экономической деятельности как угроза безопасности России

Проблема обеспечения национальной экономической безопасности современной России включает в себя среди множества аспектов задачи противодействия основным угрозам. В числе последних до сих пор первостепенное место занимают угрозы криминального характера. Экономисты и криминологи хорошо знают, что становление основ рыночных институтов в современной российской экономике происходило в условиях всеобщей криминализации национальной хозяйственной системы. При этом последнее явление обусловливалось не только и не столько усилиями уголовной среды, сколько самой идеологией первоначальных этапов реформирования и отсутствием необходимой правовой базы, которая бы была способна эффективно противостоять новым массовым криминальным вызовам в экономике. Эта специфика наложила свой отпечаток практически на все стороны экономического развития и, видимо, еще будет определять особенности генезиса системы экономических отношений на долгие годы. Хотим мы того или нет, но данную детерминанту нельзя не учитывать как специалистам в области макроэкономики, так и в сфере определения стратегии и тактики обеспечения национальной безопасности.

Организованной преступности принадлежит особая роль в криминальной эволюции постсоветского этапа развития российского хозяйства, и она наряду с коррупцией (и в системной связи с ней!) выступаем ключевой криминальной угрозой экономической безопасности России. В этой связи важнейшей задачей науки становится изучение экономико-правовых аспектов зарождения и развития в нашей экономике организованных форм криминальной деятельности.

Сразу отметим, что природа такой деятельности в России весьма специфична. Более того, идентифицировать ее с известными аналогами в развитых странах было бы теоретически некорректно. Вместе с тем, в ряде отечественных научных публикациях пока доминирует несколько упрощенный подход, при котором организованная преступность, действующая в экономике, представляется как традиционно понимаемое ординарное уголовно-криминальное явление, реализуемое в организованных формах. Такой подход можно назвать методологически ущербным, поскольку на его основе могут разрабатываться принципиально неверные, ошибочные решения, что будет минимизировать результаты усилий правоохранительных органов государства в борьбе с преступностью. И более того, это может пагубно отразиться и на итогах оздоровления системы экономических отношений за счет ее очищения от криминала: этот процесс может затянуться и, следовательно, сама эта система еще долгое время не сможет прийти в равновесное состояние.

Попытаемся определить некоторые из наиболее существенных особенностей характера наблюдаемых в России организованных форм криминальной деятельности в экономике. Первая особенность генезиса российской организованной экономической преступности и, соответственно, организованной экономической криминальной деятельности, обусловлена, прежде всего, крайне сжатыми и масштабными процессами накопления значительных криминальных капиталов и формирования преступными организациями собственной экономической и финансовой основы, имеющей устойчивые источники извлечения прибыли как в сфере собственно криминальной экономики (за счет запрещенной экономической деятельности), так и в легальном хозяйстве в результате использования разрешенных форм предпринимательской деятельности. Важно подчеркнуть, что эта специфика характерна именно для России, где проникновение оргпреступности в законную экономику и финансовую систему уже состоялось, в то время как для стран Запада осуществление подобного сценария специалистами прогнозируется лишь в ближайшем будущем.

Следующая особенность генезиса российской монополизированной криминальной экономической деятельности состоит в том, что в основном завершившийся процесс первоначального накопления собственных капиталов российской оргпреступностью позволил ей не только занять прочные позиции в легальной хозяйственной системе и, в определенном смысле, обладать экономической властью в стране, но и осуществить успешное проникновение во властные структуры на всех уровнях государственного и муниципального управления, подчинить собственным интересам целые регионы, захватить ощутимую долю средств массовой информации, взять под контроль движение финансовых потоков и распределение госбюджетных средств.

Все выше отмеченное, наряду с выходом российской оргпреступности на мировой рынок, подключением к системе международных экономических отношений и приобретением транснациональных (трансграничных, как принято сегодня говорить за рубежом) свойств, позволяет сделать заключение о том, что она имеет устойчивые предпосылки для «попадания» в число будущих лидеров среди крупнейших криминальных ассоциаций преступного мира западных стран. В этом заключается третья особенность изучаемого явления.

Наконец, четвертая особенность проявляется в феноменологическом отличии российской организованной экономической преступности от аналогичных криминальных явлений в странах Запада. Это отличие состоит в специфике ее генезиса, а именно в том, что она имеет двойственную природу. Эта дихотомия состоит в том, что одна составляющая «нашей» оргпреступности возникла в результате участия уголовно-преступных элементов в сфере легальной экономики (проникновения в нее, инкорпорирования), вторая часть (сегмент) оргпреступности - зародилась непосредственно в самом пространстве легальной экономики преимущественно на основе так называемого криминализированного предпринимательства, функционирующего за счет совершения экономических преступлений в процессе деятельности официально зарегистрированных бизнес-структур. При этом вторая составляющая, как правило, не имеет тесных связей с традиционным уголовным миром и является специфическим продуктом постсоветской экономики, что делает ее собственно уникальным явлением для изучения закономерностей эволюции оргпреступности и организованных форм криминальной экономической деятельности в России и мире.

Следует отметить, что проблеме борьбы с организованной преступностью, преследующей в сфере легальной экономики собственные амбициозные корпоративные интересы, посвящено много научных, научно-практических и учебно-методических работ, как правило, юридической направленности и содержания. В спектре исследований организованной и экономической преступности успешно и продуктивно работает много ученых и практиков преимущественно в области уголовного права и криминологии. Вместе с тем, в отечественной экономической науке проблема организованной криминальной экономической деятельности остается малоизученной. Отсутствие такого рода исследований затрудняет понимание социально-экономической природы данного феномена, факторов его детерминации, причин и условий генезиса, и, в конечном итоге, максимизирует для общества и государства (и для отдельной личности) криминальные риски и издержки борьбы с преступностью. Неразработанность основ экономической теории организованных форм криминальной экономической деятельности осложняет решение важной практической задачи - определения научно обоснованной политики противодействия организованной преступности в сфере экономики и обеспечения национальной безопасности от данного вида криминальных угроз.

Для разработки основ такой теории, в частности, определения целей познания природы, факторов детерминации и последствий организованной криминальной экономической деятельности особый интерес, по нашему убеждению, может представлять верификация нескольких выводов. Вывод первый: Организованную преступность следует рассматривать в качестве специфического субъекта экономических отношений, деятельность которого проникает в сферу российского хозяйства и представляет серьезную угрозу национальной экономической безопасности. Двойственность природы действующей здесь организованной преступности заключается в «экономизации» ее общеуголовного сегмента и повышении уровня организованности экономической составляющей. Данное свойство находит свое множественное проявление в формах латентной и открытой экономической деятельности, противоправной и легитимной, осуществляемой с помощью запрещенных и разрешенных методов и инструментов экономической борьбы и конкуренции, посредством создания криминальных подпольных предприятий или регистрации (покупки либо захвата) легальных предпринимательских структур, за счет сочетания в рамках официально зарегистрированных кампаний легальной законопослушной экономической деятельности и деятельности противоправной (совершение экономических и иных преступлений).

Вывод второй: Феномен организованной преступности представляет собой материальную форму незаконного предпринимательства, обладающую многими типичными свойствами предпринимательской деятельности – мотивацией (извлечение и присвоение прибыли), целью (максимизация нормы и массы прибыли), характером (деятельность инициативная, под собственный риск и материальную ответственность). Отличительные черты данной формы незаконного предпринимательства: наличие особой модели формирования равновесной цены производимых специфических товаров и услуг, величина которой зависит от высокого уровня издержек и рисков; специфический характер организации рынков сырья и готовой продукции, взаимодействия между производителем и потребителем, построения систем «внутрифирменного управления», организации и оплаты труда, «кадровой политики».

Третий, последний, вывод: Организованная преступность как экономический феномен – есть высшая степень монополизации на рынке криминальных услуг. При этом в соответствии с постулатом западных специалистов экономического анализа права, эффект монопольной преступной деятельности экономически выражается в снижении общего уровня преступности и одновременном сокращении материальных издержек общества на противодействие ей. Однако некритическое принятие данного тезиса представляется опасным и для теории и для практики макроэкономического управления и определения уголовной и криминологической политики государства. Относительное сокращение прямых материальных издержек общества на противодействие монополизированной (т.е. организованной) преступности многократно перекрывается отрицательными внешними эффектами в иных сферах жизни общества, где наблюдается кумулятивный рост множества иных издержек для социума и законопослушного бизнеса – за счет проникновения оргпреступности в структуры власти и макроэкономического управления, вмешательства в законотворчество, получения доступа к государственным ресурсам и инвестициям, стимулирования коррупции и т.п. В совокупности все это деформирует систему обменных и распределительных отношений в ущерб интересам общества и государства, секвестрирует величину макроэкономических показателей, множит коррупционную составляющую в ценах на все производимые блага. Такое явление может быть названо эффектом мультипликатора отрицательных экстерналий оргпреступности в сфере экономики. Именно действие данного эффекта представляет особую угрозу для обеспечения экономической безопасности России.


предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года