Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ИСРАФИЛОВ Н.Т.
Доктор экономических наук, профессор
Санкт-Петербургский государственный аграрный университет

Проблемы действенности института несостоятельности в сельском хозяйстве Российской Федерации

Проблема несостоятельности особенно остро стоит в сфере сельского хозяйства нашей страны, поскольку сельскохозяйственный сегмент Аграрно-промиышленного комплека (АПК) страны наиболее подвержен негативным последствиям различного рода факторов нестабильности. Имеющий место общеэкономический кризис в стране стал следствием и результатом начавшегося в 2008 году и дошедшего до нас общемирового финансового кризиса. Плюс к этому сопутствующий неэквивалентный межотраслевой обмен, спад спроса, сокращение государственного финансирования аграрного сектора, низкая инвестиционная активность, а также некоторые крайне неблагоприятные макроэкономические условия мешают значительной части сельскохозяйственных организаций адаптироваться к новым условиям хозяйствования. В результате многие сельскохозяйственные товаропроизводители оказываются хронически неплатежеспособными или утратившими перспективу своего дальнейшего развития.

Интересы национальной безопасности и развития внутреннего рынка Российской Федерации настоятельно требуют ускорения экономических преобразований в агропромышленном комплексе страны. В этом плане особую значимость приобретают как понимание действительности правовых отношений в условиях российского аграрного сектора, так и знание конкретных механизмов финансового оздоровления сельскохозяйственных товаропроизводителей путем привлечения эффективных собственников и инвесторов, как российских, так и западных с последующим обеспечением их законных всесторонне ориентированных прав и интересов.

С экономической точки зрения финансовое оздоровление сельскохозяйственных организаций направлено на сохранение и укрепление конкурентного положения последних на конкретном рынке, предотвращение их банкротства и потери собственности её настоящими держателями частной собственности. В первоначальном смысле экономическое оздоровление через повышение конкурентоспособности аграрного бизнеса позволит повысить отдачу от бизнеса для всех категорий населения государства: жителей соответствующих территорий, наемных работников и непосредственно самих собственников.

К хозяйствующим субъектам, не способным выйти из кризиса при изменении менеджмента и к которым отсутствует интерес экономически сильных субъектов, целесообразно применение процедур банкротства. Как механизма, позволяющего провести финансовое оздоровление предприятий, в том числе и путем их передачи от неэффективного собственника к более эффективному, согласно определяющему и регламентирующему в настоящее время в Российской Федерации федеральному закону от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (действует с 3 декабря 2002 года). Применение процедур банкротства свидетельствует о необходимости повышения действенности института несостоятельности применительно к аграрному сектору экономики. В этой связи совершенствование механизма правового регулирования несостоятельности предприятий в обязательном порядке должно учитывать специфику аграрного сектора страны при реализации процедур банкротства в отношении сельхозпредприятий. Специфика предпринимательства в этой сфере выражается, во-первых, несовпадением рабочего периода с производственным циклом, во-вторых, зависимостью результатов деятельности от природных факторов, в частности, в использовании особо ценного ресурса – земель сельхозназначения и, в-третьих, также в сезонном характере аграрного производства.

Как правило, сельхозпродукция не может быть реализована сиюминутно. Во-первых, необходимо время для ускорения и «набора скорости» реализации сельхозпродукции, часто зависящей от достаточно не стабильной рыночной конъюнктуры, которая, в свою очередь, не позволяет точно применить инструмент стратегического планирования и определиться с планом реализации произведенной продукции. Во-вторых, для того чтобы стать прибыльной сельхозорганизацией, необходимо определенное время.

В сельском хозяйстве финансовое состояние предприятий данной сферы усугубляется и тем, что данные организации, постоянно используя кредиты банков, фактически работают в займы. Огромные ресурсы – реальные и планируемые (а на деле это фактически заимствованные) закладываются ради получения всего результата за короткий промежуток времени, после чего начинается подготовка к следующему периоду, в который организация производит новые траты, опять же фактические и проектируемые. Таким образом, прибыль от основной деятельности формируется сразу за небольшой промежуток времени. В результате этого при нормальном менеджменте предприятие, находящееся в хроническом состоянии убыточности, за относительно небольшое время становится прибыльным. Также при введении ряда процедур, например, таких как наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление законом о несостоятельности предусмотрены специальные сроки. Однако, устанавливая в отношении предприятий специальные сроки финансового оздоровления и внешнего управления, закон не учитывает специфику аграрного бизнеса при подаче заявления о признании сельхозорганизации банкротом. Для предприятий растениеводческого направления срок в 3 месяца, исходя из сложившейся технологии производства, крайне необоснованно мал. Притом, что установленный срок в три месяца со дня просрочки исполнения обязательств является вполне обоснованным для большинства организаций именно других несельскохозяйственных отраслей. Подобный срок поможет дисциплинировать многих недобросовестных должников, которые подолгу не исполняют взятые на себя обязательства, но для предприятий аграрного сектора очень уж необоснованно мал, так как товаропроизводители только в определённые промежутки времени календарного года имеют возможность расплатиться с заёмщиками и кредиторами. К тому же в процессе деятельности, как правило, резко возрастают непредвиденные расходы, не позволяющие удовлетворить их требования по взятым ранее обязательствам. Сезонный характер сельхозпроизводства не позволяет предприятию получить доход в тот момент и в обоснованно запланированном объёме, и именно когда это требуется, так как результат ожидается только в будущем периоде и, конечно же, как правило, значительно ниже ожидаемого объёма. Не стала исключением хлебоуборочная компания предыдущего года, развивавшаяся именно по вышеописанному сценарию, когда закупочная (реализационная) цена зерна урожая 2009 года в сезон была кратно снижена. Складывается парадоксальная ситуация, когда сельхозорганизация становится заложником специфики даже добросовестно выполняемого ею сельхозпроизводства. Возможность взаиморасчетов может откладываться на некоторое трудно определимое время – вплоть до нескольких месяцев, в связи, с чем для выявления признаков банкротства сельхозорганизаций, установленный в законе срок в три месяца со дня неисполнения обязательств ни как не сможет усилить их дисциплинированность. В связи с чем, считаем нужным, внести изменения в Закон о банкротстве относительно определения признаков несостоятельности организаций. Срок, нужный для определения признаков банкротства организаций, необходимо продлить до 6 месяцев, так же как продлевается срок внешнего управления. К тому же закон о несостоятельности связывает понятие неплатежеспособности не с началом наступления исполнения взятых на себя обязательств, а с началом производственного цикла предприятия. Поэтому в данном случае необходимо исходить не из возможности пройти полный производственный цикл, а из возможности произвести расчеты после окончания всех работ, во исполнение которых и были получены кредитные средства. Необходимо отметить, что увеличение срока до 9 месяцев считаем нецелесообразным и даже вредным, так как в конечном итоге может привести к тому, что к моменту подачи заявления о признании неплатежеспособности организации последняя как раз будет запускать новый затратный механизм. В этой ситуации маловероятно, что сельхозорганизация будет в состоянии рассчитаться с кредиторами. Поэтому с целью недопущения еще большего накопления кредиторской задолженности срок, необходимый для определения признаков несостоятельности сельхозорганизаций, следует продлить до 6 месяцев Очень принципиальной проблемой в совершенствовании механизма несостоятельности в аграрной сфере является повышение эффективности конкурсного производства и, в первую очередь, решение социальных проблем, неизбежно возникающих при ликвидации сельхозпредприятий-банкротов. В бывшее советское время создание тогдашних колхозов и совхозов проходило по административно-территориальному признаку. Значит, членами колхоза становились жители деревень, входящих в один сельский округ. Соответственно земля, принадлежавшая колхозу на праве общей долевой собственности, находилась в границах данного сельского округа. Поэтому в случае ликвидации сельхозпредприятия, которое зачастую является одним из основных работодателей (а в некоторых случаях единственным) в своем сельском округе, не только высвобождается определенное количество людей с неопределенной перспективой найти новую работу, но и практически без средств к существованию остаются как все остальные члены семьи, так и жители данной территории, так или иначе связанные с ликвидируемым предприятием. Это в свою очередь неминуемо приводит к росту социальной напряженности. В данной ситуации единственный способ избежать негативных социальных последствий – это продать имущество предприятия одним лотом лицу, которое либо уже работает в данном сельском округе, либо будет в нем работать по профилю ликвидируемого предприятия. Однако решение социальных проблем не входит в обязанности конкурсного управляющего. Качество его работы оценивается, в первую очередь, по объёму удовлетворенных требований, поэтому конкурсный управляющий должен в первую очередь стремиться к максимизации выручки от продажи имущества. А как показывает практика, получить максимальную выручку от реализации имущества организации позволяет продажа её по отдельным объектам. Таким образом, налицо возникает конфликт интересов. Кредиторам, как и конкурсному управляющему выгодна такая продажа, но в силу вышеназванных причин это не устраивает работников ликвидируемого предприятия, а также местную администрацию (по крайней мере, не должно устраивать), да впрочем, и всё местное население. К сожалению, в вышеприведённой ситуации все зависит от конкурсного управляющего. Если в его понятие добросовестности входит недопущение негативных социальных последствий процедуры ликвидации, он будет стремиться провести продажу имущества, отвечающую интересам всего местного населения. Мы считаем, что решение социального вопроса нельзя оставлять на усмотрение конкурсного управляющего. В связи с этим мы считаем, целесообразным добавить в Закон о несостоятельности ряд правил, связанных с особенностями конкурсного производства в отношении селообразуюших предприятий, направленных на сохранение кадров и производственно-социальной сферы села. В частности, использовать некоторые нормы, относящиеся к несостоятельности градообразующих предприятий, а именно участие в деле органа местного самоуправления и специфический порядок продажи имущества, направленный на сохранение рабочих мест. Кроме того, необходимо расширить круг лиц, имеющих преимущественное право приобретения имущества ликвидируемого должника, включив в них не только сельхозпредприятия, земельные участки которых непосредственно прилегают к земельному участку должника, но и других сельхозпроизводителей и переработчиков в районе. Внесение данных поправок в Закон поможет повысить результативность конкурсного производства применительно к аграрному сектору, позволив сохранить профиль активов ликвидируемого предприятия, рабочие места и производственный потенциал района. Недостаточная квалификация арбитражных управляющих, с которой нередко связывается низкая эффективность процедур банкротства, и их работа также вызывает немало нареканий. Они нередко нарушают порядок, срок уведомления о времени и месте проведения собрания кредиторов. Недостаточно активно обращаются с исками в суд в случае выявления недостач товарно-материальных ценностей в процессе проведения инвентаризации несостоятельной сельхозорганизации, не оспаривают различного рода сделки по отчуждению имущества должника, которые имели место накануне банкротства, не всегда принимают активные меры по взысканию дебиторской задолженности и т.д.

В целях более квалифицированной реализации арбитражного управления закон устанавливает обязательное требование к управляющему. Во-первых, о наличии у него высшего образования (пункт 2 статьи 20 Закона Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года №127-ФЗ в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 г. И, во-вторых, при необходимости и требовании кредиторов – экономического, юридического или специального образования, соответствующего сфере деятельности должника (Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» пункт 3 статьи 20.2 в редакции Федерального закона от 19.07.2009г. (195-ФЗ). Высокие требования к арбитражным управляющим обусловлены нестандартностью их деятельности, когда в ограниченное время необходимо принять верное решение, направленное на максимально возможное оздоровление предприятия.

К сожалению, в настоящее время далеко не все арбитражные управляющие имеют юридическое или экономическое образование. Не имея такой базовой подготовки, сложно эффективно, а самое главное объективно управлять предприятием-должником. Более того, деятельность в аграрной сфере накладывает определенные трудности. Только незначительный процент управляющих представляют себе специфику деятельности предприятий в аграрной сфере. Указанные обстоятельства свидетельствуют о важности проведения гильдиями арбитражных управляющих или саморегулируемыми организациями периодических обучающих мероприятий.

Необходимо резюмировать, что несовершенство законодательных актов, посвященных несостоятельности организаций аграрного сектора экономики, требует тщательной доработки подзаконных и нормативных документов, регулирующих несостоятельность сельхозорганизаций. Существующий механизм и рабочие процедуры несостоятельности предприятий аграрного сектора экономики не уделяют достаточного внимания характеру и специфике функционирования данных организаций. Внесение вышеприведённых предлагаемых нами проектов поправок (изменений) в закон о несостоятельности (банкротстве), по-нашему глубокому убеждению, должно положительно повлиять на стабилизацию и развитие сельхозпроизводства предприятий и организаций страны и, в конечном итоге, сыграть немаловажную роль в антикризисном управлении аграрным сектором экономики Российской Федерации.



предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Проблемы системной модернизации экономики России: социально-политический, финансово-экономический и экологический аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2010
© Институт бизнеса и права с 1994 года