Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 
be number one  

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ПРИХОДЬКО Р.В.
к.э.н., доцент,
Санкт-Петербургский государственный университет Низкотемпературных и пищевых технологий

Состояние высших учебных заведений в России и возможности их развития во взаимодействии с крупным бизнесом

Сейчас в сфере высшего образования России идут противоречивые процессы. С одной стороны, резко снижается государственное финансирование, материально-техническая база находится в кризисном состоянии. С другой – интенсивно создаются новые типы учебных заведений, растет число вузов, в т.ч. негосударственных, а в последние годы отмечается и увеличение численности студентов. Это нововведение позволило высшей школе более гибко реагировать на требования рынка, адекватно формировать набор студентов и таким образом адаптировать свою внутреннюю структуру к постоянно изменяющемуся спросу. Некоторые вузы вынуждены применять специальные технологии подготовки современного делового человека.

При быстро растущем рынке услуг госвузы избрали тактику адаптации с целью выживания. Они вынуждены открывать конъюнктурно обусловленные специализации, зачастую далекие от их основного профиля. По данным Министерства общего и профессионального образования РФ, в конце 90-х гг. наблюдался избыток вузов юридического и экономического профиля. Примерно треть выпуска аспирантов приходится сейчас на экономические науки.

Уже с 2003 г. количество студентов, принимаемых в государственные вузы для платного обучения, устойчиво превышает «бюджетный контингент», а с 2004 г. эти вузы оказывают 80% платных образовательных услуг.

Однако нужно отметить, что рост образовательных услуг не привел к соответствующему увеличению преподавательских кадров и аудиторных помещений. Это не могло не сказаться на качестве обучения по тем же специальностям в традиционных вузах, финансируемых из госбюджета. Увеличились учебные группы и нагрузки на преподавателей, появились занятия в две, а то и в три смены. Многие педагоги переориентировались на платные формы обучения и коммерческие программы, которые обеспечивают им более высокую заработную плату и лучшие условия труда.

Согласно опросу, проведенному в июле 2008 г. компанией «Левада-Центр», 70% россиян считают, что им недоступно качественное высшее образование. Из них 36% опрошенных говорят о недоступности хорошего высшего образования, а 34% считают сам факт учебы в вузе невозможным. К сожалению, всего 16% респондентов думают, что у них есть возможность получить качественное образование в вузе. При этом 40% опрошенных были бы не против, чтобы их дети учились за рубежом.

Во многих государственных вузах РФ во главу угла ставятся, прежде всего, количественные, а не качественные аспекты проблемы. Негосударственные образовательные учреждения, наоборот, стараются использовать качественные показатели. Но в силу некоторой неопределенности законодательства, а также скрытой дискриминации со стороны государства, подобные учреждения не смогли прийти к согласованным и универсальным критериям качества в этой сфере, что, в свою очередь, ведет к ряду серьезных проблем [1].

Вузам, не учрежденным федеральным правительством или органами исполнительной власти регионов, вменяется статус негосударственных, даже если в составе их учредителей фигурируют исключительно госорганизации. Даже если такой вуз к тому же финансируется из федерального или субфедеральных бюджетов, он все равно остается в юридическом смысле негосударственным.

Негосударственный вуз – создаваемое в соответствии с российским законодательством учреждение высшего профессионального образования, с одной стороны, действующее как свободная предпринимательская организация, в критериальные признаки которой входят самоуправление и самофинансирование, а с другой, как организация некоммерческая, главной целью которой становится предоставление потребителям высококачественных образовательных услуг, а цель извлечения прибыли, будучи обязательной, оказывается подчиненной и выступает по сути средством реализации главной цели.

Негосударственные вузы возникли совсем недавно и находятся лишь в фазе становления, а противостоят сложившейся системе с огромным историческим опытом и с гарантированной «по определению» поддержкой самого мощного общественного опыта. И неудивительно, что Минобрнауки России прогнозирует резкое сокращение количества этих вузов в ближайшей перспективе: уже в 2010 г. их останется менее 250 (а в 2007 их было более 660) при фактической неизменности численности государственных учреждений ВПО [2].

Система высшего образования нераздельно связана с вузовской наукой. В вузах страны работает множество талантливых ученых, делающих огромный вклад в российскую науку. Однако вузовская наука в России переживает сейчас очень глубокий кризис.

В самом деле, во-первых, если вести речь об использующих бюджетное финансирование государственных вузах, то действующий Бюджетный кодекс вообще по сути запрещает направлять бюджетные деньги на содержание научно-исследовательских институтов внутри государственных вузов, когда эти институты организационно отделены от учебных подразделений. Мотивироваться это может тем, что:

- бюджетное финансирование выдается на обеспечение образовательной, а не научной деятельности (коммунальные расходы, средства на содержание и приобретение оборудования, оплату вспомогательного и обслуживающего персонала и пр.);
- вуз, согласно Закону об образовании РФ, формально говоря, является не научно-образовательным, а образовательным учреждением.

При этом все, конечно, признают, что фундаментальное университетское образование невозможно без того, чтобы преподаватели и студенты не занимались фундаментальной наукой.

Во-вторых, вузовская наука гораздо тяжелее и с более значительными потерями по сравнению с РАН пережила кризис 90-х годов прошлого века. В те годы в условиях резкого сокращения государственного финансирования содержания учреждений РАН представители научного сообщества, работавшие в различных комитетах по распределению целевых грантов на конкретные научные проекты, старались отчасти компенсировать ученым РАН указанное сокращение, отдавая им явный приоритет в распределении грантов. Вольно или невольно это получалось за счет ученых из вузовской науки.

Кроме того, до начала 90-х годов в вузовской науке, как и в РАН, была высока доля так называемых хоздоговорных поисковых (а то и прикладных) исследований в рамках оборонного заказа. Финансирование по этой линии также резко упало и только-только начинает незначительно увеличиваться.

Крупные престижные вузы, если они, конечно, сохранят минимальную самостоятельность в распоряжении своими внебюджетными доходами, могут уже сейчас и еще в большей мере в будущем поддерживать фундаментальную науку за счет частичного внутреннего перераспределения этих доходов вузов от реализации образовательных услуг.

Формы такого перераспределения – объявление внутренних грантов на научные исследования; финансирование издания научных журналов и монографий; приобретение лабораторно-экспериментального оборудования «двойного назначения» (и для образования, и для науки). Финансирование же расходов на собственно содержание научно-исследовательских институтов и подразделений (коммунальные расходы и т.п.) может быть «спрятано» в бюджетное финансирование образовательной деятельности крупных образовательных структурных единиц (факультетов), если научно-исследовательские институты и подразделения формально войдут в их состав.

Конечно, подобное по силам лишь крупным ведущим вузам, у которых даже в условиях наступившего демографического спада не будет проблем с объемом предоставляемых образовательных услуг (количеством студентов, слушателей и пр.), в том числе и потому, что в них едут учиться из-за рубежа, а также потому, что такие вузы имеют клиентуру среди промышленных корпораций (оплачивающих вузам подготовку специалистов, проведение корпоративных семинаров и пр.)[3].

В российской экономике еще с 90-х гг. набирает ход процесс образования интегрированных бизнес-групп.

Интегрированную бизнес-группу (ИБГ) можно определить как объединение юридически самостоятельных, но зависящих друг от друга в хозяйственном отношении предприятий, которое имеет единый центр управления, основано на связях разного типа (имущественных, технологических и персональных) и значительной силы (обеспечивающих устойчивость группы), предполагает наличие синергетического эффекта от объединения [4].

В 2002 г. только на 10 крупнейших групп компаний России, по расчетам академика А.А.Дынкина, приходилось около 39% национального промышленного производства, 22% налоговых поступлений от налога на прибыль, 31% объема экспорта России [5].

Многие ИБГ работают в топливно-энергетическом комплексе и, не тратя времени и денег на официальную регистрацию, заняты налаживанием производственных и технологических внутренних связей и совершенствованием организации производства. Они представляют собой объединение финансовых и научно-производственных структур, причем кооперация деятельности между участниками в их рамках очень тесная. Поэтому они в какой-то мере напоминают по своей структуре западные корпорации с жесткой вертикальной структурой управления.

Большую роль в образовании и расширении вертикально интегрированных бизнес-групп играют слияния и поглощения. Эти процессы помогают усилить совокупный производственный и инновационный потенциал таких групп и увеличивают их удельный вес в российской и мировой экономике. Именно процесс взаимопроникновения акционерных капиталов является «цементирующим» фактором, обеспечивающим стабильность и финансовую устойчивость таких групп.

Достаточно большое число ИБГ делают значительный вклад в развитие отечественной науки, и, что главное, способствуют решению проблемы освоения готовых технологий в производстве. Это происходит по той причине, что научные организации, входя в состав группы, оказываются тесно связанными в своей деятельности с работой производственных предприятий – членов группы, и работают по их непосредственным заказам, а эти заказы формируются на основе изучения потребности рынка в том или ином товаре. Поэтому у нового продукта, который будет выпущен на основе проведенных в исследовательской организации НИОКР, есть относительно большая вероятность успешной коммерциализации.

К сказанному следует добавить, что в рамках ИБГ обеспечива¬ется минимальный временной лаг между изобретением и его вне¬дрением в производство. Разрыв инновационного процесса на два обособленных блока - научный и производственный, составлял дол¬гое время слабое место нашей экономики. В рамках же упомянутых групп становится возможной неразрывная связь и объединение этих двух блоков в одно целое. Это особенно актуально для вузов, многие технологии которых остаются незадействованными, а исследовательские кадры эмигрируют за рубеж.

В свете изложенного хотелось бы сделать следующие выводы.

1. Интегрированные бизнес-группы могли бы стать стратегическими партнерами для российских государственных вузов, которые в большинстве своем сталкиваются с трудностями в финансировании образовательного процесса и проведения НИР, а также в большинстве случаев не имеют собственной производственной и опытной базы для внедрения готовых технологий. Что касается интегрированных групп, то если недостатка в экономистах и юристах они по большей части в настоящее время не испытывают, то нехватка специалистов-производственников, разбирающихся в тонкостях производственно-технологического процесса, а также специалистов в области компьютерных технологий зачастую дает себя знать на многих предприятиях, входящих в предпринимательские интегрированные структуры. Поэтому сотрудничество с государственными техническими вузами, ориентированными на конкретные отрасли промышленности, может представлять для них немалый стратегический интерес.

2. В последние годы в России прослеживается тенденция постепенного снятия государственных вузов с бюджетного финансирования. По всей видимости, этот процесс будет продолжаться и в дальнейшем. В этих условиях актуальность долгосрочного научно-производственного сотрудничества с бизнес-группами резко возрастает, поскольку такое сотрудничество может и должно стать источником поступления финансовых средств для развития научно-образовательного процесса в вузах, т.е., по сути, может помочь им выжить. Нам представляется, что для таких вузов более выгодным могло бы стать сотрудничество именно с группами предприятий, чем с независимыми отдельными промышленными фирмами. Поскольку все предприятия ИБГ связаны в едином производственно-технологическом цикле, то к выполнению проекта, заказчиком которого может выступить одно предприятие, могут подключаться и все остальные. А поскольку основным исполнителем проекта по проведению НИОКР выступает вуз, то финансировать их проведение будет не одно предприятие, а все заинтересованные в нем участники. Т.е. финансирование будет осуществляться из совокупных средств множества фирм.

3. Предприятия, входящие в ИБГ, в качестве стратегического партнера могут выбирать и изначально негосударственные вузы, которых уже достаточно много в России. Они более открыты внешней среде, т.е. в большей степени готовы сотрудничать с коммерческими структурами. Однако совместное проведение НИР с такими вузами, на наш взгляд, маловероятно, поскольку хотя в отдельных из них и проводятся достаточно серьезные исследовательские работы, это не их основная задача.



Источники

1. Лебедев Н.Б. Проблема качества высшего образования: российский и международный опыт // Вестник СПбГУ, сер. 5, 2009, № 1, стр. 188-189.
2. Никулин А. К характеристике негосударственного сектора вузовской системы России // Российский экономический журнал, 2009, № 6, стр. 102-104.
3. Валдайцев С.В. Место научных организаций в современной инновационно ориентируемой российской экономике // Вестник СПбГУ, сер. 5, 2007, № 4, стр.63-64.
4. Евневич М.А. Интегрированные бизнес-группы в современной России: уточнение определения и классификация для целей управления // Вестник СПбГУ, сер. 5, 2007, № 1, стр. 174-175.
5. Дынкин А.А., Соколов А.А. Интегрированные бизнес-группы – прорыв к модернизации страны. М., 2002.

предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2009
© Институт бизнеса и права с 1994 года