Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 
be number one  

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

ИСТОМИН В.Г.
к.ю.н., доцент кафедры права
Уральского государственного экономического университета, г.Екатеринбург

Основные направления развития международно–правовых норм о защите конкуренции

Интенсивная экономическая интеграция последних десятилетий достаточно остро актуализировала проблему унификации национального и международно-правового регулирования различных направлений хозяйственной деятельности. В настоящее время многие государства стремятся создать максимально единообразные правовые нормы для облегчения правоприменительной практики и привлечения иностранных инвесторов. Во многих случаях правовой базой для развития национального законодательства являются международно-правовые акты, которые, в свою очередь, также характеризуются определенной динамикой. Не является исключением и законодательство в сфере защиты конкуренции. В российской и иностранной экономической и правовой литературе недобросовестная конкуренция «традиционно рассматривается как постоянный спутник свободной конкуренции, которая, в свою очередь, выступает в качестве одного из ключевых условий, обеспечивающих гармонию спроса и предложения на рынке товаров и услуг»[1, с.29].

Одним из первых международно-правовых актов, направленных на защиту от недобросовестной конкуренции, который ввел в оборот сам термин «недобросовестная конкуренция», была Парижская Конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. В ст.1 Конвенции заявляется о необходимости «пресечения недобросовестной конкуренции», а в ст.10 bis называны ее отдельные проявления: действия, связанные с незаконным использованием чужих средств индивидуализации, дискредитация конкурента, введение в заблуждение относительно различных характеристик товара. В п.viii ст.2 Стокгольмской Конвенции от 14 июля 1967г., учреждающей Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности (далее по тексту - ВОИС), права, относящиеся к защите против недобросовестной конкуренции, включены в качестве элемента в конвенционное понятие интеллектуальной собственности. Вместе с тем следует отметить, что само понятие «недобросовестная конкуренция» данными актами не раскрывается. Зачастую в современной международно – правовой литературе используется термин не «недобросовестная конкуренция», а «ограничительная деловая практика». Принятый в 1980 году в рамках ООН «Комплекс согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой» отмечает, что «выражение «ограничительная деловая практика» означает действия или поведение предприятий, которые путем злоупотребления господствующим положением на рынке или приобретения этого положения и злоупотребления им ограничивают доступ к рынкам или иным образом неоправданно сдерживают конкуренцию, что оказывает или может оказать отрицательное влияние на международную торговлю... или которые посредством официальных, неофициальных письменных или устных соглашений или договоренностей между предприятиями оказывают аналогичное воздействие».

В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества от 25 марта 1957г. антимонопольному регулированию посвящены главным образом статьи 37, 85, 86, 90, 92-94. В соответствии со ст.37 Договора государства – члены принимают на себя обязательство не допускать дискриминацию в отношении условий поставок и сбыта товаров. Статья 85 Договора устанавливает, что запрещаются «любые соглашения между предприятиями, решения, принятые объединениями предприятий, и картельная практика, - которые могут воздействовать на торговлю между государствами-членами, и которые имеют своей целью или результатом предотвращение, ограничение или нарушение конкуренции внутри общего рынка». В статье 86 запрещено злоупотребление «одним или несколькими предприятиями своим доминирующим положением в общем рынке или на существенной части его». Очень важное значение имеют статьи 92 – 94 Договора об учреждении ЕС, в соответствии с которыми запрещается предоставление государственной помощи хозяйствующим субъектам.

Законодательство большинства европейских государств, а также Российской Федерации учитывает данные положения в своем национальном законодательстве. Так, в Законе против недобросовестной конкуренции Германии, вступившем в силу 8 июля 2004г. установлен запрет горизонтальных соглашений хозяйствующих субъектов, поддержание цен при перепродаже, злоупотребление господствующим положением в экономике. Слияния крупных компаний требуют обязательного уведомления административных органов. Во Франции в настоящее время действует ордонанс от 1 декабря 1986г. «О свободе установления цен и свободной конкуренции». Кроме того, отдельные нормы, посвященные борьбе с проявлениями недобросовестной конкуренции, содержатся в нормах французского Гражданского кодекса (например, ст.ст. 1382, 1383 ФГК). В литературе применительно к данному закону справедливо отмечается, что «главная ценность закона – простота его понимания для предприятий и надзорных и судебных органов. Он основывается на базовом положении: конкуренция не является самоцелью, она является средством регулирования экономики»[2,с.128]. Основные направления антимонопольного регулирования по законодательству Франции – контроль злоупотребления доминирующим положением со стороны хозяйствующих субъектов, за антиконкурентными соглашениями, а также сделками экономической концентрации. При этом юридическая форма картельного соглашения значения не имеет.

Применительно к общей характеристике зарубежного законодательства о защите конкуренции справедливым представляется мнение, согласно которому «традиционно выделяют две модели конкурентного права: американскую и европейскую. В американской модели антитрестовское законодательство, направленное на запрет монополий, включает также ряд норм о недобросовестной конкуренции. В европейской модели законодательство, направленное на борьбу со злоупотреблениями монополистического характера и обеспечение контроля над монополиями, сосуществует с законодательством о недобросовестной конкуренции. В наши дни происходит постепенное стирание некогда четких граней каждой модели, постепенная унификация норм и принципов права»[3,с.81].

В соответствии со ст.53 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейскими Сообществами и их государствами – членами, заключенного в 1994г. установлено, что «стороны согласны работать над исправлением или устранением путем применения их законодательства в области конкурентной политики или иным образом ограничений конкуренции, вызванных поведением предприятий или вызванных государственным вмешательством в той мере, в какой это может воздействовать на торговлю между Россией и Сообществом». Статья 55 провозглашает, что «Россия стремится к постепенному достижению совместимости своего законодательства с законодательством Сообщества». При этом процесс сближения законодательства распространяется и на «правила конкуренции».

В настоящее время в рамках Европейского Союза сформировалась определенная правоприменительная практика в сфере применения отдельных положений Договора об учреждении Европейского Сообщества, а также приняты различные директивы, посвященные толкованию данного договора. В 90 – е годы законодательство Евросоюза «решало задачу гармонизации отдельных частей конкурентного права. С этой целью принимались различные директивы, которые необходимо было трансформировать в национальное право, если только соответствующие предписания уже не содержались в соответствующем законе о конкуренции: например, Директива о вводящей в заблуждение рекламе от 10 сентября 1984 г. (84/450/EEC); Директива о сравнительной рекламе от 6 октября 1997 г. (97/55/EC); Директива об электронном деловом обороте от 5 апреля 2000 г. (200/31/EC)» [4,с.617]. Достаточно большое значение для хозяйственной практики имеют и решения Комиссии ЕС (орган, наделенный исполнительной властью и некоторыми нормотворческими функциями) по отдельным делам. Так, например, Комиссия ЕС «начиная с дела 1985 года Wood Pulp (в отношении участников ценового картеля на рынке древесины) применяет ст.81(1) Договора об учреждении Европейского Сообщества в отношении иностранных юридических лиц и налагает на участников международных картелей штрафы в соответствии с европейским антимонопольным законодательством»[5,с.14].

В июне 1999г. в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) был разработан Типовой закон о конкуренции, содержащий положения, рекомендованные различным государствам в качестве модельных. Данный документ в числе возможных нарушений законодательства о защите конкуренции называет соглашения «между конкурирующими или потенциально конкурирующими фирмами», направленные, в том числе, на установление цен или иных условий продажи, распределение рынков или покупателей, участие в торгах по тайному сговору, ограничение производства или продажи товаров, а также «действия или поведение, представляющее собой злоупотребление доминирующим положением на рынке». Формами злоупотребления могут выступать в том числе «хищническое поведение по отношению к конкурентам, например, использование цен ниже себестоимости», «установление дискриминационных цен или условий при поставке или закупке товаров или услуг», «установление цен, по которым проданные товары могут перепродаваться», «ограничения на импорт товаров». Достаточно детально в Типовом законе изложены положения, касающиеся контроля за экономической концентрацией хозяйствующих субъектов. Так, предлагается запрещать реорганизацию организаций в различных формах, если «предлагаемая операция существенно расширяет возможности для использования рыночного влияния и получаемая в результате этого доля на рынке данной страны или на любой значительной его части, касающаяся любого товара или услуги, приведет к приобретению фирмой доминирующего положения или к значительному ослаблению конкуренции на рынке, где доминирует очень небольшое число фирм».

Одними из самых распространенных в последнее время неправомерных действий в сфере хозяйственной деятельности, рассматриваемых как недобросовестная конкуренция, стали действия по незаконному использованию чужих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации юридических лиц, их товаров, работ и услуг. До недавнего времени основную роль в процессе правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности играла ВОИС, образованная в соответствии со Стокгольмской Конвенцией от 14 июля 1967г. и являющаяся специализированным органом Организации Объединенных Наций. Вместе с тем многие государства были не вполне удовлетворены результатами ее деятельности, поскольку считали, что ВОИС не в полной мере защищает интересы их хозяйствующих субъектов, являющихся экспортерами объектов интеллектуальной собственности. Данные обстоятельства «послужили причиной смещения сферы коммерциализации интеллектуальной собственности под эгиду новой международной структуры – ВТО (Всемирная торговая организация – прим.авт.), которая была образована в результате многосторонних переговоров о совершенствовании Генерального соглашения по тарифам и торговле в 1995г.»[6]. При этом в качестве приложения к Марракешскому заключительному акту об учреждении ВТО выступает Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС). В качестве целей принятия данного соглашения в преамбуле и ст.7 называется необходимость уменьшения искажений и препятствий на пути развития международной торговли, содействие эффективной и адекватной охране интеллектуальной собственности, разработка эффективных надлежащих средств обеспечения соблюдения прав интеллектуальной собственности, связанных с торговлей, принимая во внимание различия в национальных правовых системах. Статья 3 Соглашения закрепляет принцип национального режима, означающий, что каждое государство – участник будет предоставлять гражданам других государств – участников права не меньшие, чем те, которые оно предоставляет собственным гражданам в отношении охраны интеллектуальной собственности. Во второй части Соглашения ТРИПС определяются стандарты охраны различных объектов интеллектуальной собственности.

Следует отметить, что действующее в настоящее время в Российской Федерации законодательство и, прежде всего, Федеральный закон от 26 июля 2006г. № 135 - ФЗ «О защите конкуренции» в целом воспринимает тот перечень антиконкурентного поведения, который содержится в основных международно-правовых актах. Вместе с тем представляется, что идущая в настоящее время работа по совершенствованию российского законодательства в сфере защиты конкуренции еще далека от завершения.



Источники

[1] Городов О.А. К понятию недобросовестной конкуренции // Известия высших учебных заведений. Правоведение. № 6. 2007.
[2] Князева И.В. Антимонопольная политика в России: Учебное пособие. М. 2006.
[3] Конкурентное право Российской Федерации: Учебное пособие для вузов / Под ред. Н.И.Клейн, Н.Е.Фонаревой. М.,1999.
[4] Основы германского и международного экономического права: Учебное пособие. СПб., 2007.
[5] Артемьев И., Аверкин А., Сушкевич А. Конкуренция как объект правовой защиты // Хозяйство и право. № 9. 2007.
[6]Городов О.А. Недобросовестная конкуренция: теория и правоприменительная практика// Справочная правовая система «Консультант плюс. Комментарии законодательства».

предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2009
© Институт бизнеса и права с 1994 года