Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
вступительное тестирование
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 
be number one  

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

Рыжов Р.О.
Генеральный директор ООО «Старый город»
Осипов А.М.
Д.с.н., профессор
Новгородский Университет им. Ярослава Мудрого, г. Великий Новгород
Тумалев В.В.
Д.с.н., профессор, проректор по научной работе
Институт бизнеса и права, г. Санкт - Петербург

ПРОБЛЕМА БЕЗДОМНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В современной отечественной науке обсуждение проблемы трудовых ресурсов в большей степени сосредоточено на поиске оптимальных путей формирования квалификационных групп и слоев в соответствии с запросами динамично меняющейся экономики. Но это обсуждение в целом явно недостаточно ориентировано на оценку тех социальных феноменов и механизмов, которые ведут к устойчивым количественным и качественным потерям этих ресурсов. Одним из таких социетальных механизмов, привлекающих внимание немногочисленных исследователей в последние годы, является бездомность. Научная оценка ее масштабов и динамики заслуживает первоочередного внимания, после чего, как можно надеяться, начнется формирование соответствующей области в теории социальной структуры, выработка адекватного восприятия проблемы в общественном сознании и эффективных решений в сфере социальной политики.

Общая численность бездомных в отечественной литературе определяется разными, хотя и близкими величинами: 3,3 млн. человек (Алексеева Л. С. Бездомные в России // Социологические исследования. 2003. №9), около 4 млн. человек по данным МВД [1], от 4 до 5 миллионов человек, включая почти миллион бездомных детей, или приблизительно 2,8-3,4% от численности постоянного населения страны (Карлинский И. Анализ социального и правового положения бездомных в современной России. – СПб.: Дельта, 2004).

Уточнение расчетной величины объемов бездомности должно составить отдельную исследовательскую задачу. Ее решение серьезно осложнено ввиду сохраняющейся дискуссионности критериальных признаков бездомности, устанавливаемых преимущественно с правоведческих позиций, а также в связи с латентным характером обсуждаемого феномена.

В оценке масштабов бездомности предстоит, на наш взгляд, отказаться от некорректных расчетов, двойного счета, приведения безответственных данных, использования недостоверных источников.

Одна из немногих и противоречивых попыток оценки встречается в специальной работе Л. С. Алексеевой. В ней со ссылкой на данные ИСЭПН РАН приводится величина в 3,3 млн. человек. Затем, стремясь к определению общей численности бездомных, Л. С. Алексеева пишет: «В целом по стране полностью бездомных взрослых людей 2,2% от всего населения. Беспризорных детей – 2,8%. Уличных и привокзальных проституток из числа иногородних или мигрантов бывших республик СССР, не имеющих постоянного места жительства – 2,2%». Далее автор статьи подытоживает: «К низшим слоям … не владеющим жильем, можно отнести не менее 10% населения» и ссылается на Большую Российскую энциклопедию (1998 г.). Численность проституток, включенных почему-то поголовно в состав бездомных, определена в 2,2% без указания, к какой именно величине относится это процентное значение (предположительно – «от всего населения» или «из числа иногородних или мигрантов»). Она также сомнительна, поскольку указывает на каждую десятую российскую женщину в возрасте 15-39 лет. Но, даже принимая данные МВД пятилетней давности, можно признать, что бездомные составляли в 2002 году около 4,5% трудоспособного населения страны.

Важно не только выработать оценку общей численности бездомных в стране. Столь же важно приблизиться к пониманию общего количества людей, граждан страны, которое попадает в положение бездомности и, чаще всего, остается в нем до последних дней жизни. Ввиду отсутствия государственного статистического учета бездомности (в отличие, например, от безработицы), остается опереться на материалы выборочных исследований.

Наиболее основательное и многоплановое исследование бездомности проведено в семи территориях России и результировалось в самом детальном за последние годы анализе не только масштабов, но и социальной обусловленности и последствий бездомности. Автор принял участие в работе одной из региональных групп и вторичном анализе статистических материалов. Краткая версия научного отчета о данном исследовании увидела свет в виде буклета (Социальные и правовые аспекты проблемы бездомности в России. – СПб., 2007).

Методология количественных оценок темпа воспроизводства бездомности в данном исследовании строится на взаимосвязанном анализе данных выборочных стандартизированных опросов бездомных и усредненных опубликованных экспертных оценок. На нынешнем этапе, вероятно, она оказывается единственной, приближающей нас к выработке наиболее достоверной оценки. Основными исходными статистическими параметрами, применяемыми в анализе, стали фиксируемая продолжительность индивидуального состояния бездомности и численность групп с разной продолжительностью бездомности. Отталкиваясь от зафиксированной в данном исследовании средней величины стажа бездомности, составляющей около 7 лет, можно с некоторой погрешностью определить среднюю интенсивность (ежегодный темп) воспроизводства совокупности бездомных, приняв последнюю за 100%. Отмеченная погрешность относится, главным образом, к неучтенной величине ежегодных потерь в численности бездомных. Эти потери, в свою очередь, отмечены сверхвысокими показателями смертности, вне сомнения превышающими аналогичные средние показатели постоянного населения. Отдельные данные проведенных глубинных интервью позволяют судить, что в «придонном» слое, где в разных территориях находится от четверти до половины бездомных, ежегодная убыль может оцениваться в 10-20%.

В результате деления значения, отражающего совокупность бездомных, на величину среднего стажа бездомности (100:7), выясняется средняя относительная интенсивность воспроизводства бездомности. Она может составлять применительно к совокупности территорий, охваченных проектом, около 14% в год. Этот темп, в пересчете на приведенное выше усредненное число бездомных в стране (4,5 миллиона человек), позволяет говорить, по крайней мере, о 500 тысячах граждан России, ежегодно попадающих в разряд бездомных.

Разумеется, следует помнить об ограниченной репрезентативности динамики, установленной по итогам обследования в совокупности семи обследованных территорий. Но она тоже представляет интерес ввиду отсутствия других инструментов оценки и может уточняться в последующих исследованиях. Но с учетом потерь от сверхвысокой смертности в составе самих бездомных (остающейся латентной, в том числе и для статистики смертности) речь может идти о гораздо более крупной величине объема ее воспроизводства в масштабе страны.

Образно выражаясь, социальные механизмы бездомности, помимо воспроизводства застойного сегмента бездомных, ежегодно «выбрасывают» безвозвратно из своих жилищ в России и обрекают на социальные бедствия и деградацию массу людей, близкую величине населения таких городов, как Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь.

Интенсивность воспроизводства совокупности бездомных, разумеется, может быть в действительности неодинаковой по отдельным годам в границах рассматриваемого отрезка времени, по разным регионам и типам поселений. Большинство специалистов указывает на продолжающийся в последние годы общий количественный рост массы бездомных. Этот рост, по данным локальных исследований, за 1997-2001 гг. приводил к утроению численности [2], значит, составлял в конце 1990-х годов и начале нового века ежегодно около 37%. Правда, приведенные данные относятся к депрессивной в социально-экономическом отношении территории, где процессы распространения бездомности могут носить скачкообразный, обвальный характер, что также должно учитываться в оценке региональных тенденций.

Из-за действия механизмов бездомности ежегодно происходит сокращение как минимум на полмиллиона человек численности трудоспособного населения, вовлеченного в официальное общественное производство, и в связи с этим уровни безработицы остаются сравнительно низкими.

Являются ли эти сотни тысяч людей (преимущественно мужчины) в трудоспособном возрасте лишними для экономики России, которой правительственные источники приписывают ежегодный рост и перед которой ставится задача удвоения ВВП? Разумеется, нет. Практически в каждом городе и поселке (и особенно в сельской местности) предприятия задыхаются и даже закрываются от усиливающегося дефицита рабочей силы, в том числе низких квалификаций.

Долю бездомного населения, по большей части в трудоспособном возрасте, сегодня следует оценивать и в контексте нарастающего в России демографического кризиса, дефицита квалифицированных трудовых ресурсов и давления внешней трудовой миграции.

Согласно среднесрочным прогнозам, за первую четверть XXI столетия в России численность трудоспособного населения может сократиться на величину от четверти до трети, а в некоторых регионах – в полтора раза (при общем ухудшении качества здоровья и нарастающей ограниченности профессиональной пригодности населения). Это еще больше оголит сферу занятости и ресурсы страны в плане геополитической и внутренней безопасности. См.: Демографический кризис в России и его социально-экономические последствия. М., 2005.

В характеристике экономических последствий важна и оценка профессионально-квалификационной структуры их массы. Полученные в межрегиональном исследовании материалы позволяют утверждать, что около трети граждан, зафиксированных в положении бездомности, относится к слоям низкой профессионально-трудовой квалификации (не имеют полного среднего образования - около 10% бездомных, а общее среднее при отсутствии профессионального имеют 24% бездомных). Но около двух третей, судя по данным исследования, имеют средние и высокие квалификации, более половины имеют среднее профессиональное и высшее образование. Значит, на счет феномена бездомности можно относить ежегодные потери квалифицированных трудовых ресурсов в объеме около 300 тысяч человек.

Более точная оценка темпов и тенденций в динамике бездомности пока затруднена ввиду отсутствия надежных индикаторов в системе показателей государственной статистики населения. Но приведенные расчеты позволяют с большей осторожностью отнестись к нередко декларируемой безальтернативности привлечения иностранной рабочей силы в Россию для обеспечения воспроизводства ее трудовых ресурсов.


1. «По данным МВД, в России около 4-х миллионов лиц без определенного места жительства» - из заявления И. Клеменкова, заместителя начальника Главного Управления охраны общественного порядка МВД РФ (Интерфакс, 14.10.2002). Цит. по: Невидимые обитатели улиц.
2. Данная оценка относится к г. Улан-Удэ - одному из депрессивных в социально-экономическом положении городов страны. См.: Осинский И. И., Хабаева И. М., Балдаева И. Б. Бездомные - социальное дно общества // Социологические исследования. 2003. №1.

предыдущая статья следующая статья

Cборник научных трудов
«Социально-экономические проблемы развития России и процессы глобализации: потенциал возможного»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2007
© Институт бизнеса и права с 1994 года