Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, статьи, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 


designed by baranenko.com  

Powered by Sun

Раздел 2.   КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.

 

 

Ворсин Д.В.     Экономика организованной преступности: мафия как фирма

2 курс, Санкт-Петербургский юридический институт (филиал)
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации
г. Санкт-Петербург, Россия
Научный руководитель: Колесников В.В.
зав. кафедрой, старший советник юстиции, доктор экономических наук, профессор, Почетный работник высшего профессионального образования РФ

Деятельность организованной преступности, наиболее часто обозначаемой термином «мафия», начинает отсчет своего существования примерно век или два назад и стала возможной только в условиях капиталистического производства. Такая деятельность тесно связана с рыночным хозяйством, так как строится по законам бизнеса. Известный американский социолог Энтони Гидденс характеризует организованную преступность как «мощный бизнес, сравнимый с любой из самых крупных сфер экономической деятельности, например, с автомобильной промышленностью» [1]. И хотя он применяет это определение к американской мафии, думаю, нельзя не сказать того же и о преступности в других странах, в том числе о и едином центре, если такой существует.
По мнению американского криминолога Р. Кларка в основе преступной деятельности лежит социальный заказ, и потому эти преступления совершаются по взаимному согласию [2]. Мафия предлагает товары и услуги, а «клиент» делает выбор. Правда, возможна и искусственная стимуляция спроса, например, защита предпринимателей от преступных посягательств («крышевание») или использование наркозависимости своих клиентов (преступный маркетинг). Но в целом, мафия удовлетворяет сложившиеся в обществе преимущественно социально деструктивные потребности. Экономика такой преступности называется производительной, так как направлена на производство запрещенных товаров и услуг.
Петербургский профессор В. В. Колесников представляет модель занятости в криминальных экономических отношениях в виде пирамиды, на вершине которой стоит непосредственно сам преступный контингент «служащих» во главе с криминальными «авторитетами», второй слой составляют лица, осуществляющие менеджмент криминального производства, между этими уровнями находится слой коррумпированных чиновников, вовлеченных в эту деятельность, и в самом низу располагаются временные или постоянные наемные работники, зачастую не догадывающиеся о том, что работают на мафию. На верхних уровнях такой пирамиды возможны «смещения горизонтов», когда определенная прослойка может набрать силы и влияние и подмять под себя остальные [3].
Экономика организованной преступности диверсифицирована, основана на сочетании преступного и легального видов бизнеса. Мафия обычно не ограничивается одним видом преступной деятельности. Как правило, есть одна отрасль, дающая основную прибыль, но есть и другие, которые со счетов тоже не сбрасывают. Причем диверсификация наблюдается даже у «моноотраслевиков». Объясняется это изменениями спроса, легальной предпринимательской деятельностью, вытеснением старого бизнеса новым, приносящим высокие доходы. Также мафия обычно сочетает нелегальное производство, приносящее огромные доходы и легальное, где они «отмываются». Обычно это происходит, когда мафия пытается влиться в легальный бизнес, не порывая со старыми промыслами, и мы видим такую ситуацию, когда «на поверхности» - легальный вид деятельности, как правило, малодоходный, а «под водой» скрыта основная часть криминального айсберга - высокодоходный нелегальный бизнес.
Вернемся к вопросу о кадрах мафии. Как правило, рекрутируются они из тех, кто не находит места в легальной экономике, в первую очередь по причине национальной дискриминации и/или криминального прошлого. История организованной преступности в разных странах показывает, что мафиозные кланы часто состоят из представителей нацменьшинств, а представителей титульной нации обычно в них значительно меньше. Деятельность мафии связана с большим объемом работы, справиться с которым можно, используя преимущества разделения труда и специализации.
Особое место занимает и роль лидера в распределении и использовании «ограниченных ресурсов» и сокращении трансакционных издержек. В преступном бизнесе такие издержки традиционно высоки из-за значительных рисков (выявления, наказания, конфискации товара и т.п.), а также необходимости поддерживать устойчивые отношения между участниками криминальных экономических отношений - конкурирующими мафиозными организациями, неорганизованной преступностью, наконец, с правоохранительными органами и обществом. В этом русле формируются негласные контракты между участниками криминальных экономических отношений, сферы влияния (территории и виды деятельности) делятся между конкурирующими мафиозными фирмами. Координирующие действия здесь могут выполнять не только отдельные лидеры, но и руководство мафиозных кланов по типу национальных союзов предпринимателей в легальном бизнесе.
Такие централизованные органы должны уменьшать издержки внутренней борьбы в виде силового передела территорий и сфер деятельности. Во «внешней политике» руководство мафии стремится снизить риски за счет взяток властям и правоохранительным органам, а также задабривания общества. В последнем случае мафия, как правило, сводит к минимуму вызывающие криминальные действия (убийства, грабежи) со своей стороны и сдерживает их проявления со стороны неорганизованной (немонополизированной) преступности, а также удовлетворяет спрос со стороны отдельных членов общества на запрещенные товары и услуги и даже рабочие места для тех, кто готов работать в сферах криминальной экономики. Неорганизованные же преступники, выступая «субподрядчиками» преступных организаций, заключают негласный контракт с мафией путем выплаты «дани» за право действовать на контролируемой ими территории, а также за «консультации», позволяющие снижать издержки преступлений. До тех пор, пока правила этой игры соблюдаются, мафия малозаметна для общества и государства.
Обычно каждая криминальная организация стремится к монополизации криминального производства и созданию гангстерской командной экономики без конкуренции, но с жестким планированием. Вместе с тем, монополизации поддаются лишь те отрасли, где есть монополистические барьеры: эффект масштаба, возможность захватить редкие сырьевые ресурсы. Но во многих сферах криминального бизнеса таких барьеров нет. К тому же, чем крупнее и сильнее организация, тем настойчивее ее преследуют силы правопорядка. Таким образом, по словам Ю. В. Латова, «развитая организованная преступность предстает перед исследователем как сеть локально-монополистических фирм, схожих с суверенными княжествами, между которыми не прекращается конкуренция за передел старых и освоение новых рынков» [3].
В силу высокой латентности преступной деятельности, данные о доходах мафии получить довольно сложно. По разным независимым оценкам прибыли преступных организаций измеряются в десятках и сотнях миллиардах долларов. Однако часто забывают, что оборотной стороной высокой валовой прибыли являются не менее высокие издержки. Производственные издержки мафиозного бизнеса достаточно малы, зато трансакционные издержки, о которых было упомянуто ранее, очень велики и достаточно специфичны. В этом бизнесе невозможна обычная страховка предпринимательских рисков. При транспортировке наркотиков правоохранительные органы перехватывают солидную часть грузов, это ведет к большим потерям. Поэтому велики и «страховые взносы», идущие на подкуп полиции и политиков, они доходят до 1/3-1/2 валовой прибыли. Значительны также издержки «отмывания» преступных капиталов. Высоки риски конкурентной борьбы (обычный бизнесмен рискует потерять свой капитал, мафиозный кроме этого и свою жизнь, либо оказаться на длительный срок в заключении), в силу чего имеет место высокая текучесть кадров, отношения начальника и подчиненного носят глубоко личный характер. Высокие риски и потери обуславливают невысокий в целом уровень средних доходов в мафиозном бизнесе. При этом важно заметить, что боссы мафии могут распоряжаться доходами своей организации лишь от имени организации, но не от своего собственного и когда руководство меняется, то финансы не наследуются родственниками босса, а переходят в распоряжение нового главаря.
Заметим, что в американской криминологии и экономике силен взгляд на мафию, подчеркивающий ее экономически положительные стороны по сравнению с немонополизированной, свободно конкурентной преступностью. Такими свойствами известный американский экономист-криминолог Т.  Шеллинг называет дисциплину, которую может навязать преступному миру лишь криминальная монополия, а также относительно более низкий уровень насилия, в чем заинтересовано и общество, для этого организованная преступность может подавлять неорганизованную. Т. Шеллинг отмечал, что политика запретов на криминальный бизнес не поможет, она лишает преступников конкуренции со стороны законопослушных предпринимателей, но создает дополнительные стимулы для подкупа чиновников и правоохранителей и способствует еще большей организованности подпольного производства. Поэтому одним из способов сокращения преступности – по словам Шеллинга, – может стать легализация нелегальных товаров [4]. Другой американский экономист Дж. Бьюкенен также отмечает, что снижение общего уровня преступности  в связи с ее монополизацией сокращает затраты на деятельность правоохранительных органов по борьбе с ней [5]. Подчеркивается и еще один «положительный» эффект - сфера производства преступных организаций повышает фактическую занятость населения, сокращая безработицу.
Однако не стоит переоценивать значение таких выводов, аргументы американских специалистов во многом спорны и неприемлемы для нормального общества, которое не должно экономическую выгоду ставить выше норм морали и нравственного здоровья социума. А вот на конструктивные экономические и иные меры противодействия организованному преступному бизнесу обратить внимание следует. В их числе создание условий, при которых легальным бизнесом заниматься становится выгоднее, чем нелегальным. Кроме того, например, следует лишать преступных предпринимателей стимулов к производству за счет воспитания в среде потенциальных клиентов отвращения к запрещенным товарам и услугам путем пропаганды здорового образа жизни и стимулирования соблюдения моральных ценностей. Чтобы повысить эффективность работы правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью, можно применять поощрительные меры к лицам, оказывающим содействие органам правопорядка. Действенной мерой может являться и финансовый контроль доходов физических лиц. И еще одним средством борьбы с мафией являются мафиозные войны, физически сокращающие число ее членов.
Подводя итоги, можно сказать, что организованная преступность занимает значительное место в нашей жизни, а особенно в массовой культуре, можно даже говорить об определенной степени легитимации мафии в народном сознании. Рост ее масштабов, выход на международный уровень, тенденции к слиянию с госструктурами говорят о том, что криминальный вид экономической деятельности процветает и представляет серьезную угрозу обществу. Все это требует серьезного противодействия, эффективных мер борьбы и предупреждения, в поиске которых важную роль должен сыграть экономический анализ мафиозного бизнеса.

Список использованных источников

  1. Гидденс Э. Социология [Электронный ресурс]. URL : http://books.prometey.org/read/l4/page140/13932.html (дата обращения: 15.11.2011).
  2. Латов  Ю. В., Ковалев С. Н. Теневая экономика: Учебное пособие для вузов. – М.: Норма, 2006. - С. 162.
  3. Колесников, В. В. Организованная экономическая преступность и криминальная экономика // Ученые записки Института права (СПбГУЭФ). - 2002. - Вып. 9. - С. 56-57.
  4. Шеллинг Т. С. Экономический анализ и организованная преступность? // Экономическая теория преступлений и наказаний. - М., 1999. - Вып. 1. - С. 48.
  5. Бьюкенен Дж. М. Защита организованной преступности? // Экономическая теория преступлений и наказаний. - М., 1999. - Вып. 1. - С. 50.

 

Сущность конкуренции Стимулирование экспорта высокотехнологичной продукции в Республике Беларусь

Cборник научных статей
«Конкурентоспособность экономики России: проблемы и пути повышения»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2012
© Институт бизнеса и права с 1994 года