Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
вступительное тестирование
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 
be number one  

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

Валегина К.О.
Зав. очного отделения НОУ «Институт бизнеса и права»,
Ассистент кафедры Источниковедения истории России СПбГУ

Правительственные меры по выходу России из социально-экономического кризиса (исторические уроки)

Социально-экономическое положение современной России, особенно в кризисные периоды, заставляет обращаться к историческому наследию прошлого. Внутренний и внешний кризис Российской империи середины XIX в. и найденные пути выхода из него дают возможность извлечь уроки и использовать накопленный опыт в настоящем.

В качестве примера обратимся к истории освобождения крестьян в середине XIX в.

Для обсуждения крестьянского вопроса еще при Николае I было создано 9 секретных комитетов, издано более сотни разных узаконений, касавшихся помещичьих крестьян. Так, были изданы указы, запрещавшие продавать крестьян без земли, с раздроблением семейств, расплачиваться крепостными за долги, переводить крестьян в категорию дворовых и т.д. Вышеперечисленные меры не имели особого значения и не привели к ослаблению крепостной зависимости. Единственные меры коснулись государственной деревни, где в 1837-41 гг. была проведена реформа. Государственная деревня была изъята из ведения Министерства финансов и передана в управление учрежденного в 1837 г. Министерства государственных имуществ во главе с П.Д. Киселевым. Для управления государственной деревней в губерниях были созданы казенные палаты, ввелось крестьянское волостное и сельское самоуправление, волостной суд. При сохранении оброка, тем не менее учитывался уровень доходности крестьянского хозяйства с земли и неземледельческих промыслов. В целом, реформа привела к противоречивым результатам. С одной стороны, она способствовала развитию предпринимательства зажиточной части крестьянства, а с другой значительно увеличила податной гнет и чиновничий произвол. Ответом на проведенную реформу стала волна массовых выступлений крестьян Центральной России, Приуралья и Поволжья.

Внутренний кризис середины XIX в. еще более усугубила начавшаяся в 1853 г. Крымская война, поражение в которой имело тяжелые последствия для экономики страны. Возможности крепостного хозяйства как экономической системы уже на исходе первой четверти XIXв. были исчерпаны, и как результат оно вступило в полосу глубокого кризиса. Крепостное право стало серьезным тормозом развития промышленности и торговли, крестьянского предпринимательства. Кризис, в первую очередь, поразил барщинные имения, что выразилось в значительном падении производительности барщинного труда. Показателем упадка помещичьих хозяйств был и рост задолженности помещиков кредитным учреждениям и частным лицам. К 1859 г. уже около 65% крепостных крестьян было заложено землевладельцами. Внутренний кризис крепостничества вызвал волну крестьянских волнений, особенно усилившихся к концу 50-х гг. XIX века.

Кризис империи отчетливо показал необходимость проведения социально-экономических преобразований, осуществление которых довелось реализовать Александру II. Первой в ряду либеральных реформ стала крестьянская реформа. Впервые о необходимости отмены крепостного права официально было заявлено императором в краткой речи, произнесенной им 30 марта 1856 г. перед представителями московского дворянства, однако практических шагов не было предпринято еще 5 лет. В течение 1856-1959 гг. было представлено около сотни различных проектов, большинство которых предусматривало сохранение помещичьего землевладения. Выработка оснований крестьянской реформы сначала была возложена на Министерство внутренних дел под председательством товарища министра А.И. Левшина. Представленная Левшиным «Записка» предлагала сохранить за помещиком право собственности на всю землю, включая и крестьянскую надельную, которая предоставлялась крестьянам при их освобождении в пользование за несение повинностей в виде барщины или оброка. 3 января 1857 г. был образован десятый по счету Секретный комитет под председательством князя А.Ф. Орлова. Составленный из бывших николаевских чиновников, комитет не стремился ускорить темпы проведения реформы. Однако нараставшая социальная напряженность в стране заставила Александра II предпринять более действенные меры. В 1857 г. последовали два царских рескрипта на имя генерал-губернатора Виленской, Ковенской и Гродненской губерний В.И. Назимова и петербургского генерал-губернатора П.Н. Игнатьева об учреждении из числа местных помещиков губернских комитетов для подготовки проектов крестьянской реформы. Предпринятые шаги позволили императору инициировать разработку местных положений реформы самими помещиками.

С опубликованием рескриптов и началом деятельности губернских комитетов, подготовка крестьянской реформы стала гласной, в связи с чем Секретный комитет 16 февраля 1858 г. был переименован в «Главный комитет по крестьянскому делу для рассмотрения постановлений и предположений о крепостном состоянии». 4 марта 1859 г. при Главном комитете были учреждены «Редакционные комиссии», на которые возлагалось рассмотрение материалов, представленных губернскими комитетами.

10 октября 1860 г. Редакционные комиссии завершили свою работу и 28 января 1861 г. проект реформы поступил на рассмотрении Государственного совета. Несмотря на указание императора на необходимость скорейшего решения крестьянского дела, члены Государственного совета сочли возможным внести дополнение к проекту в пользу помещиков. По предложению князя П.П. Гагарина был внесен пункт о праве предоставления помещиками крестьянам (по соглашению) в собственность «в дар» четверть надела. Предполагалось, что перспектива получения бесплатного, пусть и небольшого, надела при ликвидации сразу всех обязательств перед помещиком привлечет крестьян, а самому помещику даст возможность сохранить в своих руках максимум земельных угодий и обеспечит его дешевой рабочей силой.

16 февраля 1861 г. в Государственном совете было завершено обсуждение проекта «Положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости». Подписание «Положения» и одновременно Манифеста об освобождении крестьян было приурочено к шестой годовщине восшествия на престол Александра II – 19 февраля 1861 г.

Положения состояли из ряда отдельных законов. Наиболее важным из них было «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости»1, в котором были изложены основные условия освобождения. Крестьяне получали личную свободу и право свободно распоряжаться своим имуществом; помещики сохраняли собственность на все принадлежавшие им земли, однако обязаны были предоставить в постоянное пользование крестьянам «усадебную оседлость», а также полевой надел. За пользование наделом крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Крестьяне не имели права отказа от полевого надела в первые 9 лет. Размеры полевого надела и повинностей фиксировались в уставных грамотах, для составления которых отводился 2-летний срок. Составление уставных грамот поручалось помещикам, а проверка их - мировым посредникам. Крестьянам предоставлялось право выкупа усадьбы и, по соглашению с помещиком, полевого надела. В Местных положениях определялись размеры земельных наделов и повинностей. Размеры надела определялись в зависимости от полос (нечерноземной, черноземной и степной). В первой - нечерноземной полосе - высший размер душевого надела составлял от 3 до 7 десятин, низший - одну треть высшего. В черноземной высший - от 3 до 6 десятин, низший - менее 1 десятины. В степной полосе - от 6 до 12 десятин. В случае если пореформенный надел крестьян был больше высшего, излишек отрезали; если же менее низшей нормы, то помещик обязан был прирезать недостающее количество земли, за исключением тех случаев, когда у него оставалось менее одной трети удобных земель. По этой же причине могли производиться отрезки, если надел и не превышал высшей нормы. Оброк устанавливался от 8 до 12 руб. в год за душевой надел, при этом наивысший - для имений, находившихся не далее 25 верст от Санкт-Петербурга. В случае, когда надел был менее высшего, оброк уменьшался не равномерно, а в соответствии с установленными градациями. Так, за первую десятину надела полагалось 50% оброка, за вторую - 25%. Остальная часть оброка равномерно распределялась между оставшейся частью надела. За высший душевой надел барщина составляла 40 рабочих дней мужских и 30 женских в год. При наличии надела менее высшего, барщина, так же как и оброк, уменьшалась не пропорционально. Принятые по «Положению» условия наделения крестьян землей ограничивали помещичьих произвол, который происходил до реформы и процесс наделения крестьян землей стал проходить по строго определенным правилам, исключающим злоупотребления.

Крестьяне также имели право выкупа усадьбы, единовременно уплачивая часть капитализированного из 6% оброка. Выкуп полевого надела зависел от соглашения с помещиком либо совершался по одностороннему его требованию. Цена земли определялась капитализированным из 6% оброком; 20-25% его крестьянин в случае выкупа по добровольному соглашению должен был единовременно уплатить помещику. Остальную сумму помещик получал у государства, а крестьянин погашал ее в течение 49 лет по 6% ежегодно.

Механизм распределения земли показал, что те крестьяне, которые получили высший размер надела, установленный по Положению, уплачивали при этом высшие размеры платежей. Таким образом, программа реализации реформы в значительной степени была установлена чиновниками, готовившими реформу2.

В итоге, меры, предпринятые правительством, дали мощный толчок для развития капитализма в России и способствовали выходу страны из экономического кризиса.



1. Реформы Александры II. М., 1998. Крестьянская реформа.

2. Такое соотношение подтвердилось при изучении уставных грамот черноземной Тамбовской губернии. В результате этой «программы» более половины тамбовских крестьян потеряли землю, фактически не получив явных выгод по уплате платежей. Они были вынуждены в дальнейшем переходить с барщины на оброк, что в условиях преобладания барщинной системы хозяйства в губернии было весьма затруднительно. Эта ситуация в регионе существенно отличается от положения в нечерноземных губерниях, где потери в земле в определенной степени компенсировались крестьянам смягчением налогового бремени. См. Валегина К.О. Некоторые результаты реализации реформы 19 февраля 1861 г. в Тамбовском уезде Тамбовской губернии // Актуальные проблемы российской истории и культуры. Выборг, 2006.

предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Социально-экономическое состояние России: пути выхода из кризиса»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2009
© Институт бизнеса и права с 1994 года