Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
вступительное тестирование
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, игры, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 
be number one  

designed by baranenko.com  

Powered by Sun

Сорокин П.С.
Санкт-Петербургский государственный университет,
Санкт-Петербург, Россия

Организационное поведение как предмет социологического анализа: проблемы, подходы, теории

Организационное поведение является предметом широких научных дискуссий в мировой науке. В России под влиянием глубоких социально-экономических изменений в обществе, произошедших за последнее время, актуальность организационного поведения как предмета социологического анализа существенно возросла как с теоретической, так и с практической точки зрения. В литературе конца ХХ / начала ХХI века представлен достаточно широкий набор теоретических подходов к указанной тематике. Применяемые исследователями базовые концептуальные схемы можно классифицировать следующим образом:



Наш анализ мы начнем с подходов, характеризуемых преобладанием «социальной логики» в анализе организационного поведения работника. К ним относятся: структурный функционализм (Structural Functionalism) и традиционный институционализм (Traditional Institutional Theory).

Структурный функционализм (Structural Functionalism)

В литературе указывается, что ведущим теоретико-методологическим основанием в исследованиях трудового поведения, получившим закрепление не только в научных монографиях, но и в современных учебных пособиях, стал структурно-функциональный подход94.

Мы отмечаем в данном подходе доминирование «социальной логики» в анализе организационного поведения, поскольку, согласно В.И. Верховину, в рамках данного подхода организационное поведение рассматривается как "в основном рационально реализуемый комплекс действий и поступков работника, связанных с синхронизацией его профессиональных возможностей и интересов с функциональным алгоритмом производственного процесса"95.

При таком подходе уточняются, с одной стороны, требования, исходящие от производственной организации, производственного процесса, рабочего места, с другой, идущие от работника, его статусно-ролевых характеристик, профессиональных способностей, квалификационных характеристик, ценностно-нормативных установок, культурологических характеристик. Причем роль определяющего фактора или независимой переменной выполняют предписания, идущие от производственной организации. Именно технологические, экономические, организационно-управленческие, функциональные и социальные стандарты, согласно данному подходу, задают вектор поведению работника.

Несмотря на высокую эффективность данной теоретико-методологической ориентации, которая подтверждается ее высокой распространенностью в исследованиях 1980-х-2000-х годов 96, структурный функционализм встречает широкую критику.

Несомненно, пишет А.Л. Темницкий, что структура организационного поведения имеет сложную конфигурацию и не сводится лишь к алгоритмизированным, предписанным действиям работника97.

По нашему мнению, организационное поведение нецелесообразно рассматривать исключительно как феномен, обусловленный функциональным алгоритмом производственного процесса.

Вышесказанное указывает на потребность в поиске иного, нежели чем структурно-функциональный подход, теоретического основания к изучению организационного поведения россиян.

Классический нституционализм (Classical Institutional Theory)

Данный подход характеризуется в литературе98 следующим образом:

Во-первых, "традиционные" институционалисты (например, Дж. Коммонс в "Правовых основаниях капитализма"99) шли к экономике от права и политики, пытаясь изучать проблемы современной экономической теории методами других наук об обществе;

Во-вторых, традиционный институционализм основывается главным образом на индуктивном методе;

В-третьих, "классический" институционализм обращал особое внимание на действия коллективов (главным образом, профсоюзов и правительства) по защите интересов индивида;

"Развитие институтов, пишет основоположник классического институционального направления Торстейн Веблен, - есть развитие общества. Институты - это, по сути дела, распространенный образ мысли в том, что касается отдельных отношений между обществом и личностью и отдельных выполняемых ими функций..."100.

Несмотря на сравнительно редкие случаи использования российскими авторами теории институционализма101, данный подход, на наш взгляд, имеет высокую актуальность применительно к российской действительности. В первую очередь, отметим, что институционализм фокусирует внимание на культурных факторах социальной среды. Именно институциональный контекст, выражающийся, согласно Веблену102, в «особой системе общественных отношений», (понимаемых, как отношения между социальными группами) – определяет поведение индивида в социальной среде.

Классический институционализм, несмотря на высокую релевантность российским реалиям, встречает критику в литературе103. В первую очередь, отмечается не всегда адекватная исследовательским задачам сильная коллективистская ориентация данного подхода. Также указывается неполная состоятельность теории институционализма в целом: «общая институциональная теория так и не сложилась»104. Р. Нуреев связывает это со слишком большим разнообразием научных дисциплин, объяснительных схем и методов, к которым обращались институционалисты: «в результате они потеряли возможность говорить на едином языке»105.

Таким образом, мы констатируем, что классическая институциональная теория так же, как и структурный функционализм, видимо, не предлагает оптимальной методологической схемы для изучения организационного поведения российского работника.

Перейдем к анализу подходов "экономической природы". К ним относятся теория "экономического человека" и неоинституциональная теория. Как отмечает А.Л. Темницкий, "обращение к данным моделям было обусловлено реально обозначившимся в начале 1990-х годов курсом на либеральные реформы"106.

Теория экономического человека ("Homo economicus" theory)

Данный подход оказался в этих условиях как нельзя, кстати, поскольку «главным для каждого работающего являлась максимизация усилий для обеспечения выживания"107. Беляева И. Ф., Булычкина Г. К., Молоканова И. А., анализируют причины возросшей популярности "экономической логики" применительно к анализу трудового поведения и предлагают следующее объяснение: "В короткое время сформировалась однофакторная (на основе заработка) модель мотивации труда, а все другие социально значимые и содержательные мотивы труда оказались на периферии"108.

Для данного подхода характерно сравнительно скромное место, уделяемое моральным и социально-культурным нормам в системе детерминант поведения индивида.

Отметим замечание А.Л. Темницкого, который указывает, что наложение модели экономического человека на реалии трудового поведения работников реформируемой России предполагает исключение из анализа как несущественных целого ряда других образований социокультурного характера, без которых не обходится организованный труд на предприятиях с любой формой собственности. Ограниченность описанной логики анализа трудового поведения, оставляющей за рамками рассмотрения социально-культурную сферу жизни трудового коллектива и организации, вызывает необходимость искать иные подходы к анализу нашего предметного поля.

Неоинституциональная теория (New Institutional Theory)

Недостатки модели экономического человека, игнорирующей влияние социокультурных факторов на трудовое поведение, преодолевает неоинституциональный подход. Как отмечает А.Л. Темницкий109, неоинституционализм ставит во главу угла независимого индивида, который в соответствии со своими интересами решает, как ему действовать и вести себя в той или иной ситуации. Несомненно, сильной стороной неоинституционализма с позиций социологического видения является обращение к роли традиций, культурных норм, ментальных стереотипов, выполняющих роль своеобразных институтов.

Самим институтам, согласно классику неоинституциональной теории, Дугласу Норту110, дается мягкая трактовка. В качестве таковых рассматриваются "правила игры" в обществе, или созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Согласно такому определению, культурные традиции и нормы можно если не преобразовывать, проявив политическую волю, как это считалось возможным в начальный период реформ в России111, то, учитывая противоречивые результаты попытки революционной ломки институтов, направлять, "выращивать" (Кузъминов Я. И., Радаев В. В., Яковлев А. А., Ясин Е. Г.112).

Таким образом, неоинституционализм видится нам, как наиболее адекватный российским реалиям теоретико-методологический подход к анализу организационного поведения работника. Это объясняется следующими основными причинами:

1) Сторонники неоинституциональной теории изучают любую сферу общественной жизни по аналогии с товарным рынком22. Соответственно, организация может рассматриваться как арена конкуренции людей за влияние на принятие решений, за доступ к распределению ресурсов, за места в иерархической лестнице. Однако организация - рынок особого рода. Выявление специфики форм и механизмов реализации «рыночной» логики отношений «обмена» между социальными акторами на уровне, к примеру трудового коллектива – видится, как перспективное направление в исследовании организационного поведения.

2) Неоинституционалисты более реалистично оценивают особенности «обмена» в различных социальных системах, полагая, что людям присуща ограниченная рациональность, а принятие решений связано с риском. Таким образом, применительно к предметному полю организационного поведения, в полной мере учтенными оказываются факторы социально-культурного характера (например, культурные особенности российских работников, характеристика организационной культуры на предприятии и т.п.).



94. А. Л. Темницкий, Теоретико-методологические подходы к исследованию трудового поведения, Социологические исследования, № 6, Июнь 2007, C. 60-71
95. Верховин В. И. Трудовое поведение / Учеб. пособ. М.: Изд-во РУДН, 2003., С – 7.
96. Прошкин Б. Г. Определение нормативного коэффициента применения моральных стимулов соревновательной группы // Социально-экономический мотив стимулирования труда. Томск, 1982. С. 27 - 33.
97. Верховин В. И. Трудовое поведение / Учеб. пособ. М.: Изд-во РУДН, 2003., С. -7.
98. Нуреев Р. Торстейн Веблен: взгляд их 12 века, Вопросы экономики, № 7, Июль 2007, C. 73-85
99. Цит. по: Нуреев Р. Торстейн Веблен: взгляд их 12 века, Вопросы экономики, № 7, Июль 2007, C. 73-85
100. Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984. С. 89.
101. Нуреев Р. Торстейн Веблен: взгляд их 12 века, Вопросы экономики, № 7, Июль 2007, C. 73-85
102. Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984. С. 89.
103. Нуреев Р. Торстейн Веблен: взгляд их 12 века, Вопросы экономики, № 7, Июль 2007, C. 73-85
104. Там же.
105. Там же.
106. А. Л. Темницкий, Теоретико-методологические подходы к исследованию трудового поведения, Социологические исследования, № 6, Июнь 2007, C. 60-71
107. Там же.
108. Беляева И. Ф., Булычкина Г. К., Молоканова И. А. Кризис труда и его последствия // Изменения в мотивации труда в новых условиях. М.: НИИ труда, 1992. С. 6 - 20.
109. А. Л. Темницкий, Теоретико-методологические подходы к исследованию трудового поведения, Социологические исследования, № 6, Июнь 2007, C. 60-71
110. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги "Начала", 1997. С. 17.
111. Темницкий А. Л., Теоретико-методологические подходы к исследованию трудового поведения, Социологические исследования, № 6, Июнь 2007, C. 60-71
112. Кузъминов Я. И., Радаев В. В., Яковлев А. А., Ясин Е. Г. Институты: от заимствования к выращиванию. Опыт российских реформ и возможности культивирования институциональных изменений // Модернизация экономики и выращивание институтов. В 2-х кн. / Отв. ред. Е. Г. Ясин. М.: Изд. дом ГУ - ВШЭ, 2005. С. 8 - 10.

предыдущая статья следующая статья

Cборник научных статей
«Социально-экономическое состояние России: пути выхода из кризиса»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2009
© Институт бизнеса и права с 1994 года