Институт бизнеса и права
Сборник научных трудов
Внимание!
При использовании материалов сборника ссылка на сайт и указание автора обязательно

 
новости
об институте
правила приёма
научная работа
      конференции
      СНО
часто задаваемые вопросы
форум
баннеры, статьи, ссылки
Филиалы:

Нижневартовск
Череповец



Rambler's Top100  
 
 
 


designed by baranenko.com  

Powered by Sun

Репкин А.И. Экономическая политика взаимосвязи отраслевой структуры экономики и рынка труда: количественный аспект

Кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и экономической политики, Институт бизнеса и права, Санкт-Петербург

Экономическая политика государства – это компромисс желаемого и возможного. Многочисленные выступления Президента РФ Д.А. Медведева не оставляют сомнений, что власть желает видеть Россию развитым государством. Для этого необходимо провести модернизацию экономики, создать ее инновационный сектор, сделать экономику современной и многоотраслевой, производящей сложные товары и услуги с высокой добавленной стоимостью, уменьшить роль добывающих отраслей, избавиться от «ресурсного проклятия».

Очевидно, что необходимым условием достижения этих стратегических задач является наличие людей (работников, персонала, рабочей силы), способных эти задачи выполнить. Здесь необходимо ответить на два вопроса. Первый. Хватает ли работников количественно? Второй. Отвечает ли их качество заявленным целям перестройки экономики? Любому наблюдателю, очевидно, что в современном состоянии рабочая сила России ни количественно, ни качественно не готова к модернизационно-инновационному рывку.

В данной статье мы позволим себе дать анализ состояния лишь первой проблемы. Численность рабочей силы по итогам 2008 года составила 68 474 тыс. человек, при этом в сельском хозяйстве было занято 6 675 тыс. человек [1] или 9,8% от численности всех занятых, численность пенсионеров на август того же года – 38 500 тыс. человек[2].  Численность иностранных рабочих  колеблется от 6 млн. человек (официальные данные) до 12 млн. человек (данные Всемирного банка)[3].

Таково количественное состояние населения. Что касается тенденций, то они, скорее, негативны, прежде всего, из-за роста численности людей пенсионного возраста. Если сейчас на одного пенсионера приходится чуть менее 1,8 работающего, то, по прогнозам, в ближайшие 10-15 лет это соотношение станет 1:1.

В развитых странах в сельском хозяйстве занято менее 2% населения, у нас - 9,8%. Очевидно относительное аграрное перенаселение России. Модернизация сельского хозяйства должна либо высвободить избыточную рабочую силу численностью примерно 4 млн. человек, направив ее в сравнительно более эффективные отрасли, либо создать эффективную занятость в самом сельском хозяйстве. Последний сценарий кажется более предпочтительным с учетом уникальных природно-климатических условий, дающих возможность превращения страны в крупнейшего экспортера продовольствия.

Стремительный рост доли пенсионеров станет крупнейшей национальной проблемой. Смягчение (а, возможно, и решение) ее видится, помимо пенсионной реформы, в адаптации отраслевой структуры экономики к возможностям лиц преклонного возраста. Очевидно, что большинство лиц прекративших работу обусловливают такое решение удаленность рабочего места от дома («маятниковая миграция») и необходимостью систематического строго определенного во времени пребывания на рабочем месте. Необходимо понять, что современные производственные технологии в состоянии вовлечь в трудовую деятельность большинство лиц пенсионного возраста и поддерживать их занятость, еще минимум 5-15 лет. Для этого следует развивать производства и отрасли, способные задействовать лиц пенсионного возраста надомной работой с обязательным отсутствием ежедневно контролируемых показателей деятельности. В ближайшие годы на пенсию станут выходить люди, активно работающие с современной информационной техникой. Поэтому упор следует делать не на примитивные, а именно на модернизационно-инновационные виды такой занятости лиц пожилого возраста. Здесь роль государства должна проявиться в разработке программ стимулирующих как работодателей, так и пенсионеров двигаться в указанном направлении.

Подобным же образом следует выстраивать политику вовлечения в экономику студентов очного обучения. Конечно, причина, по которой студентов следует обеспечить надомной работой с обязательным отсутствием ежедневно контролируемых показателей деятельности, совершенно иная, - занятость в учебном процессе. При этом необходимо стимулировать такие виды занятости, которые позволяли бы студентам:

- работать, заполняя вакансии;

- получать дополнительный доход;

- получать практические навыки профессии;

- адаптироваться в реальных трудовых коллективах[1].

Пора разобраться и в роли используемой неквалифицированной иностранной рабочей силы (так называемых «гастарбайтерах»). По нашему мнению, массовое присутствие таких работников оправданно лишь в краткосрочном периоде, и является, с одной стороны, свидетельством непонимания государством влияния проводимых реформ на состояние занятости, с другой, - экономической выгодой, получаемой предпринимателями, использующими дешевую рабочую силу.

В долгосрочном периоде  массовое использование таких работников оказывает исключительно негативное влияние, консервируя отсталую структуру экономики. Иностранные работники, в основной своей массе, имеющие низкую квалификацию и не менее низкий уровень социальной интеграции, слабо обучаемы в российских условиях и практически не способны соответствовать требованиям к рабочей силе модернизирующейся экономики, не говоря уже об экономике инновационной. Предприниматели, использующие таких работников также не склонны интересоваться нововведениями, поскольку дешевая рабочая сила, повышая ценовую конкурентоспособность фирмы, создает иллюзию эффективности трудоемкого производства. Возникает замкнутый круг: нехватка рабочей силы, обусловленная отсталой трудоемкой структурой производства, требует привлечения дополнительных работников, а наличие таких работников, к тому же вовлекаемых в производство с низкими издержками, делает невыгодным технико-технологическое совершенствование предприятий.[2]

Кроме того, гастарбайтеры оказывают противоречивое влияние на состояние национальных кадров. С одной стороны, занимая большое число низкооплачиваемых, не престижных и не требующих квалификации рабочих мест, они позволяют национальным кадрам заниматься более сложными видами деятельности, с другой, - начинают конкурировать за востребованные всеми рабочие места и оказывают понижающее давление на зарплату и социальные гарантии[3] коренных жителей. Если первая тенденция, увы, практически неосязаема, то вторая стала особенно очевидна в ходе современного экономического кризиса.

Составляя от 10 до 20% всех работающих, гастарбайтеры стали фактором, который невозможно игнорировать вообще, а говоря о модернизации страны в особенности. Государство обязано так изменить «правила игры», чтобы в Россию приезжали в основном квалифицированные работники, конкуренция которым на внутреннем рынке отсутствует, а предпринимателям стало бы невыгодно использовать нелегальную неквалифицированную рабочую силу.[4]

Думается, что трудоизбыточное население имеет место и в ряде других секторов российской экономики. Особое внимание следует обратить на государственный сектор и компании с государственным участием[5] (все естественные монополии, включая ЖКХ, ГУПы, государственные корпорации). Чрезмерная раздутость штатов и доходов, а также бюрократизм и коррумпированность (монополизм) стали труднопреодолимым барьером для становления современной экономики.

Высокий уровень корпоративности и внутренней защищенности и низкий уровень прозрачности и условий для внешней критики делают работу в госструктурах престижным делом[6]. В результате, во-первых; миллионы людей используются неэффективно; во-вторых; ресурсы обслуживающие их деятельность следовало бы использовать альтернативно, прежде всего, для модернизации страны; в-третьих; экономическая активность значительного числа таких работников обусловлена личными интересами, так что принимаемые решения чаще противостоят задачам модернизации и инновационного развития России[7].

Таким образом, только разобравшись с эффективным количеством доступной для применения рабочей силы можно ответить на вопрос, какое количество отраслей экономики эта численность работников в состоянии развивать и обслуживать. После этого государственная экономическая политика должна определяться с альтернативными моделями отраслевого развития страны: численностью поддерживаемых отраслей, масштабом их деятельности, уровнем трудоемкости, территориальным размещением.

Но тут возникнет новый вопрос: соответствует ли имеющееся количество работников требованиям создаваемых рабочих мест? Способны ли действующие работники пройти переквалификацию и выполнить требования инновационных производств. В состоянии ли будущие работники освоить требуемые специальности? Готовы ли система образования и работодатели создать необходимые условия для решения этих революционных задач? Может ли государство создать алгоритм объединения сил нации для превращения России в страну с развитой экономикой?

Россиянам необходимо осознать, что только позитивный ответ на эти вопросы позволит сохранить государство в современном виде и границах. В противном случае та социально-культурная общность, которая сложилась на российской территории за последнюю тысячу лет, исчезнет. Наступит конец российской истории. Автор не хочет этого, поэтому следующую статью посвятит качественным проблемам рабочей силы.

Список использованных источников

1. http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_36/IssWWW.exe/Stg/d1/03-10.htm.

2. http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_36/IssWWW.exe/Stg/d1/03-10.htm.

3. http://www.regnum.ru/news/1066145.html.

Формирование среднего класса как условие модернизации экономики России Кадровая безопасность: опыт социологической концептуализации

Cборник научных статей
«Проблемы взаимодействия хозяйствующих субъектов реального сектора экономики России: финансово-экономический социально-политический, правовой и гуманитарный аспекты»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2011
© Институт бизнеса и права с 1994 года