другие выпуски
электронная версия


В НОМЕРЕ:
Редакционный материал

Международные связи ИБП

Предновогодний КВН

Финансовый кризис

Российское образование

Как стать инвестором

Сделаем мир добрее

Знакомство с музеем








 
Финансово-экономический кризис и структура российской экономики

Надо спасать фондовый рынок,
экономику уже спасти нельзя
.
Фраза одного из участников обсуждения на канале РБК
проблем российской экономики в начале ноября 2008 г.


Что было?

Сегодня, в конце первого десятилетия XXI века, абсолютное большинство российских и зарубежных специалистов признают Россию страной с рыночной экономикой. Кто-то считает, что Россия уже страна с развитой рыночной экономикой, кто-то – что реформационные процессы еще не полностью завершены, в некоторых секторах экономики наблюдается «откат» от рыночного способа хозяйствования. Но практически любой специалист на вопрос: «Какая, в основном, в России экономика», ответит – «рыночная».

Рыночный статус российской экономики означает, что она неизбежно развивается по присущим данной хозяйственной системе законам, в том числе подвержена циклическому развитию. То есть, экономический рост сменяется сокращением масштабов национальной экономики (кризисом), и наоборот.

Девальвация рубля после августа 1998 года, удорожавшая импорт и переориентировавшая спрос на товары отечественного производства, иностранные и отечественные инвестиции в производственный сектор российской экономики, многократный рост цен на основные товары российского экспорта (Так, цена барреля нефти с 12-20 долларов в 1998 году, поднялась до 140 долларов США летом 2008 года.) обеспечили, начиная с 2000 года, непрерывный экономический рост. Прошедшие восемь лет могли создать, и во многом создали, у обывателя (увы, и не только у него!) эйфорические настроения вечного процветания. Казалось, росту экономики и доходов граждан не будет предела. Люди (потребители и предприниматели) стали с уверенностью смотреть в завтрашний день, а значит жить в долг. Инвестиционное и потребительское кредитование, в том числе ипотечное, стремительно развивалось. Российский фондовый рынок и курсы акций компаний стремительно росли, в значительной степени за счет притока иностранного финансового капитала. Наши фирмы (в том числе банки) резко увеличили внешние заимствования, объем которых к осени 2008 года приблизился к 500 млрд. долларов. Рано или поздно российская экономика, только преодолевшая системный кризис 90-х, должна была столкнуться с циклическим кризисом. И вот – оно случилось.


Что есть?

Кризис начался в США. Многолетние низкие процентные ставки привели к повышению спроса на сравнительно дешевое жилье и стремительному росту ипотечного кредитования. Двойной дефицит (бюджета и платежного баланса) привели к девальвации (понижению курса) доллара, сокращению доходов населения и инфляции. Борясь с инфляцией, ФРС (Центральный банк США) повысил ставку рефинансирования, коммерческие банки сделали то же, кредиты стали дороже, спрос американцев сократился.

Начались банкротства домохозяйств, неспособных оплатить купленные в кредит дома, затем ипотечных банков и строительных фирм. Развернулся кризис ликвидности или нехватки денежных средств для платежей. Оценка перспектив экономики стала менее позитивной, владельцы акций стали их продавать, фондовые индексы DJIA и Nasdag Comp. снижаться.

Инвесторы начали «уходить в кэш», то есть продавать ценные бумаги. Поскольку наиболее уязвимыми в кризисной ситуации, по мнению этих инвесторов, являются финансовые рынки развивающихся стран, утечка капитала началась именно с этих рынков. Отток капитала из России в сентябре составил 25, а в октябре – 50 млрд. долларов. В результате ухода иностранных капиталов с российского финансового рынка индексы РТС и ММВБ снизились по сравнению с маем 2008 года более чем вдвое, а банки, имеющие иностранные пассивы пережили кризис ликвидности. Если в развитых странах и даже в Китае отношение капитализации (Капитализация – это сумма, за которую можно в данный момент продать фирму, определяется умножением текущей рыночной цены одно акции на общее количество выпущенных акций.) к прибыли равно 10 к 1, то в России это соотношение снизилось с 13 к 1 до 4,4 к 1. Кризис ликвидности банков усугубился «набегом» вкладчиков напуганных перспективой потери вкладов и досрочно закрывающих депозиты.

Пытаясь заместить отток капиталов с фондового рынка и восстановить ликвидность банков, российская власть предприняла экстраординарные усилия. На рынки направлены триллионы государственных средств, гарантированы вклады суммой до 700 тысяч рублей, золотовалютные резервы с начала осени снизились на 112 млрд. долларов, началась плавная девальвация рубля.

Сложно судить об эффективности этих действий государства. Возможно, без них ситуация была бы еще значительно хуже. К сожалению, на середину ноября остановить развитие негативных тенденций они не смогли. Отток капитала продолжается, фондовый рынок сжимается, банковская система напряжена, началось сокращение производства и штатов значительного числа фирм. Финансовый кризис перерастает в экономический. Начавшись как банковский и фондовый, кризис распространяется на сектор производства товаров и услуг. Именно это последнее вызывает особую озабоченность и является главной стратегической проблемой страны.


Что есть кризис?

Кризис (буквально – исход) означает в его начальной фазе проявление накопленных в экономике противоречий, а в завершающей стадии – разрешение этих противоречий. Гибнут неэффективные производства, начинают развиваться современные перспективные фирмы, современные как по изготавливаемой продукции, так и по уровню управления. Сюда следует, прежде всего, отнести инновационные производства и работников, соответствующих требованиям этих производств. Именно они, прежде всего, обеспечат следующую фазу экономического роста.

Можно предположить, что пройдет год, два, максимум три и развитые страны, имеющие такие производства, завершат кризис и перейдут к экономическому росту на базе именно таких производств. Их экономики выйдут из кризиса и станут более сильными, чем были до него. Сектор неэффективных и несовременных производств сократиться, стремительно будут расти высокотехнологичные и высокопроизводительные сектора экономики. Такие производства и сегодня широко представлены в развитых странах, их станет еще больше.

Увы, но ситуация в России не позволяет однозначно рисовать подобные перспективы. Главная причина в состоянии структуры российской экономики.


Что есть структура российской экономики?

Несмотря на многочисленные разговоры и многолетние призывы любых российских властей сделать экономику инновационной, в ней по-прежнему ведущую роль играют добывающие и сырьевые сектора, а в обрабатывающих секторах преобладают отрасли с низкой добавленной стоимостью. Для благополучных отраслей характерна экспортная ориентация и жесткая связь между собой, высокий уровень концентрации собственности и низкий уровень конкуренции.

Российская экономика отличается высоким уровнем монополизма и коррупции. Это значит, что ресурсы не используются эффективно, направляются не на производство наиболее перспективных благ и управляются не самыми эффективными собственниками. Цены не обладают достаточной эластичностью (подвижностью) к изменениям рыночной конъюнктуры. То есть, монополия не обязательно снизит цены, даже при очевидном падении спроса на ее продукцию.

Структура и качество рабочей силы также не отвечают требованиям инновационной экономики. Кадровый научно-технический потенциал страны подорван эмиграцией кадров, миграцией специалистов во внутренние отрасли с более высокой оплатой труда, старением и деквалификацией остающихся специалистов. Так, впервые в постсоветский период, начав строительство двух металлургических заводов, мы вынуждены приглашать турецких строителей. Это значит, что не хватает даже квалифицированных российских рабочих, а иностранные рабочие из бывших республик СССР (так называемые «гастарбайтеры») не в состоянии выполнять такие работы.

Российская экономика за годы высоких сырьевых цен серьезно заболела. «Болезнь» называется «голландской». Суть ее в том, что при высоких сырьевых ценах на мировых рынках, курс национальной валюты экспортеров растет, и импортные товары относительно дешевеют. В результате отрасли национальной экономики, производящие импортируемые товары и услуги становятся неконкурентоспособными. Благополучно выглядят добывающие отрасли, государственный сектор за счет налоговых поступлений от сырьевого, а также сектор не импортируемых товаров и услуг. Высокие и легко получаемые сырьевые доходы создают иллюзию эффективного хозяйствования, усиливают взяточничество и коррупцию. Сокращается и деградирует обрабатывающая промышленность, где наиболее велика доля добавленной стоимости и сосредоточены наиболее сложные виды производств. Экономика примитивизируется, ее структура не развивается.

Задача создания современной структуры экономики ставилась с самого начала рыночных реформ. Но в 90-е годы у страны не было денег. Начиная с 2000 года, они появились, но не помогли. Ключевым обвинением правительства М.М.Касьянова, отправленного в отставку в феврале 2004 года, стало обвинение в недостаточных темпах структурных изменений экономики. Прошло еще четыре года, но никаких существенных изменений в отраслевой структуре экономики не видно.

К сожалению, 8 лет высоких сырьевых цен и огромных доходов фирм и государства не изменили нашу экономику в структурном отношении. Она так и осталась сырьевой.


Что будет?

Гипертрофированная роль сырьевого сектора в благополучии современной России делает ее экономику крайне уязвимой и зависимой от спроса и цен на мировом сырьевом рынке. А основными предъявителями сырьевого спроса являются США и другие развитые страны.

Уже очевидно, что финансовый кризис в США привел к общему сокращению спроса. Так как, американцы стали покупать меньше автомобилей, сократилось их производство, и вот уже «Дженерал моторс», символ американской экономики, на грани банкротства. Курс ее акций на начало ноября 2008 года - 2,89 доллара, что соответствует уровню 1946 года! Все, кто не любит США, могут ликовать! Но, может, прежде подумать: выгодно ли это нам не только морально, но и материально?

Сокращение производства в США означает сокращение спроса на ресурсы, а значит и снижение цен на них. Процессы, аналогичные американским, будут развиваться и в других развитых странах (В третьем квартале 2008 года ВВП стран Евросоюза сократился на 0,2 процента).

Экспортная ориентация означает, что в случае резкого падения цен на сырьевые товары внутренний спрос этих отраслей резко сократится, породив кумулятивный эффект развертывания кризиса. Сократится спрос на продукцию металлургии, машиностроения, строительства и строительных материалов, уменьшаться доходы бюджета и ликвидность банков, вырастут процентные ставки, произойдет сжатие внутреннего потребительского и инвестиционного спросов и т.д.

Жесткая связь между собой отраслей российской экономики означает, что кризис в одной отрасли быстро распространится на остальные и экономику в целом. Так, кризис в строительстве сократит спрос на металл, цемент, кирпич, керамику, продукцию нефтяной и химической промышленности, строительные машины и грузовой транспорт, бытовую технику всех видов и др.

Низкий уровень конкуренции и высокий уровень монополизма российской экономики будет способствовать не только развитию кризиса, но и усилит его глубину и продолжительность. Неконкурентная экономика неэффективно использует ресурсы, обостряя любые кризисные явления. Монополия, перераспределяя на себя ресурсы силой рыночной власти, порождает и усиливает диспропорции в экономике, без которых кризиса не бывает. Так, средние издержки одного квадратного метра жилья в Москве в начале 2004 года – 400 долларов США, средняя цена продажи – 1400 долларов, в середине 2008 года – 2000 и 6000 долларов соответственно.

Негибкость монопольных цен делает выход из кризиса особенно затяжным и болезненным. Любопытно, что аналитики предсказывают значительное падение цен на строительные товары (в разы), но гораздо меньшее падение цен на недвижимость (в пределах 25%). Монополист контролирует рынок и не голодает, поэтому не снизит цены, а предпочтет переждать его где-нибудь в Куршавеле или на Бали.

От того, насколько российской экономике удастся снизить негативное влияние этих факторов, зависит, насколько болезненной для экономики и общества будет грядущая кризисная фаза циклического развития.


На чем сердце успокоится?

Сырьевые цены стали стремительно снижаться. На 16 ноября цена нефти Urals снизилась до 49,28 доллара за баррель. Фьючерсные контракты на февраль 2009 года заключаются уже по цене 30 долларов за баррель. Если такая динамика цен на углеводороды и другие сырьевые товары российского экспорта сохранится и в 2009 году, то финансовые резервы государства иссякнут, и нас ждет дефолт 2010.

В этом случае России нечего предложить ни мировому, ни национальному рынкам. Следовательно, рубль сильно девальвируется (на 50-100%, а может и более), уровень жизни населения значительно снизится, число банков сократиться более чем вдвое, тысячи фирм разоряться, безработица вырастет минимум в 2 – 2,5 раза.

Подобная ситуация в 1998 году была быстро исправлена, поскольку девальвация породила импортозамещение, приток капиталов в российскую экономику, рост производства, занятости и доходов начиная с 2000 года. В нынешних условиях этот сценарий вряд ли повторится, ведь развитые страны сами в полосе кризиса и не породят сколько-либо заметного потока инвестиций в российскую экономику. Кроме того, производств традиционного (пищевая, легкая, текстильная и др.) и отверточного (производство автомобилей, холодильников, стиральных машин, телевизоров и др.) типов в России уже достаточно, а инновационные производства нам никто создавать не станет.

Какой будет глубина спада, сказать затруднительно. Вполне возможно, что валовой продукт сократиться незначительно. Но самое неприятное, что при отсутствии источников модернизации структуры экономики, она может погрузиться на годы в состояние депрессии (застоя). То есть темпы роста будут нулевыми или крайне незначительными. С учетом того, что российская экономика только достигла дореформенного уровня 1990 года, такое развитие событий будет означать дальнейшую утрату международной конкурентоспособности страны и угрозу ее национальной безопасности.

Это самый негативный сценарий развития событий. Условно говоря, при среднегодовой цене нефти в 2009 году на уровне 70 долларов за баррель, все будет так, как и в середине 2008 года. При 50 долларах – минимум год продержимся. А если через год экономика развитых стран снова начнет расти, то с ростом цен на сырье мы снова сможем покупать в кредит квартиры и автомобили. Правда, все меньше и все проще. И так до следующего кризиса, которые, если не делать экономику современной и диверсифицированной, будут происходить все чаще и становиться все глубже.






Репкин Александр Игоревич
Кандидат экономических наук, доцент ИБП



Rambler's Top100







be number one

designed by baranenko.com