другие выпуски
электронная версия


В НОМЕРЕ:
Письмо редактора

Европейские стандарты образования

Доступность и качество образования

Подготовка хорошего специалиста

Причины убийства царской семьи

Впечатления о поездке в Англию

Путь к гармонии тела и духа

Дарить и получать подарки

Страничка юмора




 
Подготовка хорошего специалиста требует больших затрат, но они окупаются
За рубежом и у наc в стране получение университетского образования не всегда обеспечивает эффективную работу выпускника в конкретной должности в той или иной компании. Везде существуют специфические требования, условия, которые трудно учесть в универсальной общей программе обучения. Поэтому российские корпорации все чаще решают обучать сотрудников самостоятельно, а не отправлять их на всевозможные тренинги или в бизнес-школы. Корпоративные университеты и учебные центры начинают распространяться по стране. Во сколько обходится бизнесу абсолютный контроль за подготовкой собственного персонала?

Бюджеты отечественных компаний на образование собственных сотрудников поражают воображение. В год на обучение в бизнес-школах и на тренингах из бюджета легко может уйти несколько миллионов долларов. И траты стремительно увеличиваются. По разным оценкам, рост отечественного рынка краткосрочного образования составляет от 15% до 55% в год.

Российские корпорации развиваются в соответствии с западными тенденциями. Там, правда, расходы еще выше. По данным экспертов, американские компании тратят на образование собственного персонала более $50 млрд. Ведущие 10% американских фирм обучают 98% своего персонала, а подавляющее большинство участников рынка стараются не отставать - знания за счет работодателя получают более трети сотрудников. Держат заданную планку и в Европе. Во Франции, например, компании тратят до $30 млрд в год на обучение, а в Великобритании и того больше - до $40 млрд.

При таком уровне расходов неудивительно, что многие крупные корпорации в России решили не подкармливать частные структуры, а создавать свои учебные центры. Они получили название корпоративных университетов. Сейчас структур с таким названием по стране более 30. Обходятся они, естественно, недешево, но предприниматели готовы и дальше в них инвестировать. Что собой представляет российский рынок бизнес-образования?

Самую широкую известность в стране получили школы МВА. Ежегодно эту степень в России получают 5000 - 6000 человек, а количество организаций, предоставляющих данную услугу, в стране продолжает расти. Цены существенно колеблются в зависимости от конкретного курса и учебного заведения, которое учит работника. Стоимость программ МВА (в зависимости от формы обучения) варьируется от 100 000 до 700 000 рублей, но в Москве найти престижную школу с двухлетним курсом меньше чем за 500 000 рублей уже почти невозможно.

Так или иначе, это дешевле, чем отправлять ценного сотрудника за границу. Курс MBA в престижной школе в Европе или США оценивается примерно в $80 000. И это не считая расходов на перелеты и проживание. Для тех работодателей, кто не готов несколько лет ждать, пока сотрудник наберется новых умений, существуют краткосрочные тренинги. За одно занятие в этом случае обычно учат одному новому приему. В среднем день корпоративного тренинга стоит $1000 - 1200. Правда, затраты на занятия по более узким направлениям или на те из них, которые ведут известные отечественные, а тем более зарубежные специалисты, могут оказаться больше в разы - до $10 000 и даже $15 000. В большинстве случаев это доплата за бренд - возможность обучить своего сотрудника под надзором местного или заезжего гуру.

Компании средней руки от пафосных преподавателей могут отказаться. Правда, профессионализм учителей, естественно, различается, и выбирать самые дешевые курсы обычно не стоит. Например, хорошие тренеры могут держать группу и в 25 - 30 человек, а в основном специалисты профессионально работают с группой, не превышающей 8 - 10 человек. Так что экономить и оплачивать тренинги у компаний, которые просто демпингуют, объединяя максимально возможное количество сотрудников в одну группу, особого смысла не имеет.

Главный плюс этой системы - отдача средств быстрее. Два дня тренинга - это 16 часов. Но их за год приходится по сложившейся практике оплачивать не менее двух-трех.

Так или иначе, расходы немалые. Руководитель компании, где работают даже больше 1000 человек, начинает задумываться, стоит ли тратить столько денег «неизвестно на что». Ведь не секрет, что знания выпускников, получивших ту же степень MBA, иногда значительно скуднее, чем то, на что рассчитывали менеджеры. Тогда-то и рождается идея: самим готовить кадры, которые понадобятся в будущем. С своих учителей в этом случае, как минимум, можно будет спросить, если сотрудники окажутся совсем уж неготовыми к работе в современных условиях.

Корпоративные университеты придуманы не в России. Не случайно на сегодняшний день самые сильные структуры такого профиля в стране - школы BAT или Mars, то есть иностранных компаний. Изначально они были созданы в их головных компаниях. Компании, по сути, просто перенесли методологию в местные подразделения. Затем процесс создания университетов стал массовым и охватил практически всю страну. Из наиболее крупных корпораций их организовали «Норильский никель», Магнитогорский меткомбинат, «Росгосстрах», МТС, «Вымпелком», IBS, «Филип Моррис», «Вимм-Билль-Данн», DHL, ВТБ. Всего же по стране их уже более 30.

Правда, руководитель Билайн-университета Наталья Журавлева поясняет: «Не все из существующих в стране организаций являются университетами в классическом понимании. В основном пока существуют корпоративные учебные центры либо отделы обучения. Хотя какого-то общепринятого определения пока еще нет, мы придерживаемся мнения, что университет создается на основе стратегии компании и способствует ее реализации, а во многих фирмах единая методология образовательных учреждений еще не разработана. Впрочем, это вовсе не значит, что в будущем они не станут полноценными университетами. Что касается необходимости создания такой структуры, то она зависит от нескольких факторов. Это масштаб компании, темпы развития (чем быстрее фирма расширяется, тем меньше специалистов). Главное же - доверие топ-менеджмента. В противном случае система рискует так и остаться в зачаточном состоянии. Ведь увидеть финансовую отдачу в ближайшие несколько лет функционирования проекта невозможно».

На создание настоящего университета может потребоваться 5 - 10 лет и огромных инвестиций. В этом случае затраты на организацию составляют от 15% до 80% от общих затрат на персонал. У иностранных компаний, представленных в стране, бюджет университета на год может достигать даже $10 млн. В России сильные учебные подразделения тратят до $3 млн - 6 млн.

Особенно тяжелые моменты приходится пережить на начальном этапе, когда даже штатная структура не укомплектована, программы обучения - пилотные, а эффективность полученных знаний измеряется лишь на уровне сбора анкет. Экономить на первых порах можно, например, на дорогостоящем ремонте или ультрасовременном оборудовании. Если компания имеет широкую филиальную сеть, то существует возможность снизить затраты за счет транспортных расходов и привлечения региональных тренеров.

А вот как разрастется структура в будущем, зависит уже от амбиций владельцев и менеджеров. Например, если на начальном этапе университеты предпочитают проводить в основном тренинги и семинары, то у крупных компаний, чаще иностранных, можно встретить коучинг и даже мини-MBA.

Главных статей расходов при организации университета две - это оплата услуг преподавателей и аренда помещения. Многие университеты сейчас комбинируют способы привлечения преподавательского состава. Большую часть занятий ведут штатные специалисты, а узкий круг тренингов - приглашенные. Наиболее распространенный баланс - 80 на 20. Такая пропорция представляется вполне обоснованной. Ведь значительная часть уроков может содержать конфиденциальную информацию, которая должна оставаться внутри компании, а не уходить наружу.

В половине российских университетов на постоянной основе в штате числятся не более 10 преподавателей, а обычно и меньше. Университеты с большой, по отечественным меркам, историей содержат на постоянной основе до 30 - 40 человек. Тут, впрочем, есть одна хитрость. Например, в Билайн-университете обучением занимаются порядка 30 сотрудников, но сюда не входят задействованные специалисты в регионах, а также более 200 человек, которые, помимо преподавания, выполняют и другие обязанности в компании.

Привлеченных партнеров подбирают тщательно. Здесь важно, сколько могут платить заказчики - российские фирмы в большинстве своем не готовы тратить на тренинг больше 50 000 рублей в день, а обычно и меньше, средний расход у иностранцев выше - до 250 000 рублей.

Что касается расходов на аренду, то теоретически они могут оказаться даже сравнимыми с тратами на штат. Средняя интенсивность занятий в университетах - 400 - 700 тренинг-сессий в год. Подсчитано, что для этого необходимо иметь не менее 5 комнат, выделенных для занятий. Но пока на помещениях компании-организаторы стараются экономить. По данным компании «Амплуа-Брокер» (проводила первое исследование в сфере корпоративных университетов в стране), сегодня почти 80% компаний не стали предоставлять специальных помещений для образовательных программ. Более того, сегодня многие центры не имеют и приоритета при конкуренции за площадь. По сложившейся практике занимаются обычно в переговорных или, в крайнем случае, в помещениях, арендуемых на короткое время. В реальности это приводит к постоянным конфликтам за место с другими подразделениями компании, а также к периодически возникающей необходимости бронировать внешние офисы в пожарном порядке. Что касается неамериканских программ, то наиболее выгодно учиться в однолетней бизнес-школе IMD в Швейцарии. Чистый доход за вычетом затрат на обучение и недополученной во время обучения зарплаты здесь составляет 169 тыс. долларов за первые пять лет после окончания программы. Вслед за ней в списке лучших одногодичных программ идут французская INSEAD (145 тыс. долларов) и британский Кембридж, образование в котором принесет 139 тыс. долларов.

Из двухлетних программ MBA за пределами США, по мнению американского журнала, выгоднее всего инвестировать в образование в барселонской школе IESE. Если вычесть все издержки на обучение, то за пять лет в среднем выпускник получает 105 тыс. долларов чистой прибыли. На втором месте списка расположилась Лондонская школа бизнеса, приносящая выпускнику прибыль в 94 тыс. долларов. Третья строчка списка занята Манчестерской школой бизнеса (82 тыс. долларов).

Стоит, впрочем, заметить, что, несмотря на простоту и строгость критериев, рейтинг Forbes, как и любые «топы», имеет субъективную сторону, и другие эксперты ранжируют бизнес-школы совсем иначе. Так, в своем недавнем топ-10 американских бизнес-школ, открывающих наилучшие карьерные перспективы, образовательная компания Princeton Review поставила на верхние места Стэнфорд, Гарвард и Беркли, а Дартмут очутился всего лишь на девятой строчке. А эксперты газеты Financial Times и журнала US New & World Report из года в год отдают пальму первенства старейшей в мире бизнес-школе Пенсильванского университета, носящей имя американского предпринимателя Джозефа Уортона (Forbes поставил ее лишь на пятое место в США). Правда, эти пользующиеся авторитетом рейтинги основаны на гораздо большей числе критериев, нежели список Forbes, так что прямого противоречия между ними нет.

Тем не менее, по каким параметрам ни считай, российские бизнес-школы пока не попадают даже на последние строчки этих хит-парадов. Леонид Евенко, президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), видит причину этого в том, что «российские стандарты МВА очень консервативны, потому что сделаны под американские стандарты 60-х годов». По его мнению, российские школы не попадут в западные рейтинги до тех пор, пока их не обновят.

Но есть и более серьезные «обвинения» в адрес российской системы бизнес-образования, пишет «Российская газета». Как отмечает директор департамента по персоналу страховой группы «КапиталЪ» Елена Витчак, оставляет желать лучшего и квалификация отечественных преподавателей: дают себя знать недостаточный уровень подготовки, отсутствие практических навыков, субъективизм оценок.

Есть, однако, и «патриоты», убежденные, что учиться бизнес-управлению надо непременно в России, поскольку здесь другие люди и условия. «Степень MBA, полученная за границей, не только не помогает, но даже вредит менеджеру, когда он начинает работать в России. Ведь у него формируются жесткие стереотипы относительно того, что является добром, а что - злом, и их уже очень трудно переломить», - уверен Денис Стребков, начальник отдела маркетинга компании «Атон-Лайн».

А заместитель директора научно-производственного объединения «Унихимтек» Максим Саков, сам выпускник МВА, говорит, что «есть процент работодателей, которые принципиально не берут в ряды своих сотрудников выпускников МВА. Они убеждены, что все учатся только для того, чтобы требовать более высокую зарплату, чем заслуживают на самом деле».




ТАБАЕВА Диана
Студентка 3 курса ИБП



Rambler's Top100







be number one

designed by baranenko.com